Эпоха большого хаоса: Бжезинский предупреждает | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Эпоха большого хаоса: Бжезинский предупреждает

Ваша местоположение: Главная »» Международные отношения »»
 8 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
536076
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 11 августа 2014 – Newtimes.az

Высказываются мнения относительно неопределенности и нестабильности глобальной геополитической картины. Специалисты говорят о разных причинах сказанного. Известный политический аналитик З.Бжезинский также высказал свое мнение в одном из последних интервью. Он говорил о ряде интересных аспектов борьбы крупных держав за геополитическое влияние. В этом контексте он подчеркнул преимущества формулы «G2+». Бжезинский отметил, какие изменения необходимо сделать в мировой политике в целом. Из выдвинутых З.Бжезинский мыслей становится очевидным, что глобальная геополитическая картина еще будет пребывать в неопределенности. И над этой стороной проблемы стоит задуматься.

«Невидимые нестабильность и хаос»: опасный прогноз

Аналитики вот уже несколько лет говорят о господстве по всему миру геополитической неопределенности. Речь идет даже о хаосе на глобальном уровне. Для такого рода размышлений имеются обоснования – геополитические процессы, наблюдаемые в ряде регионов, характеризуются противостоянием, конфликтами, раздорами различной природы.

Сложившаяся ситуация вызывает обеспокоенность. И следует признать, что существует настоятельная потребность в анализе их причин, поскольку в целом человечество оказывается перед лицом все новых и новых проблем. В этом плане интерес представляют мысли Збигнева Бжезинский. 21 июля в интервью изданию «Foreign Policy» он выдвинул несколько тезисов (см.: David Rothkopf. A Time of Unprecedented Instability? / «ForeignPolicy.com», 21 июля 2014г.).

З.Бжезинский утверждает, что современный мир характеризуется «невидимой нестабильностью и хаосом». Такой ход событий приближает человечество «к эпохе большой путаницы и преобладающего хаоса». Это – интересная оценка, даваемая нынешнему содержанию глобальной геополитики. Дело в том, что американский аналитик выдвигает уже тезис о тесной связи в мировом масштабе нестабильности и хаоса.

Это – признание того, что неопределенности привели глобальную геополитику к хаотическим процессам, принявшим устойчивый характер. Теперь мировой системой управляют не локального масштаба события, а широкомасштабные разрушительные процессы. В этом и состоит самая опасная сторона вопроса, которая одновременно заставляет и задуматься.

Каковы причины, вызывающие «большую путаницу и хаос»? Интересно, что З.Бжезинский косвенно признается, что в их основе лежат лидерские амбиции, которые США осуществляли до сих пор. Этим же аргументом он пытается объяснить причины того, почему Китай не берет ответственность на себя. Несмотря на подстрекательство со стороны Вашингтона, официальный Пекин не вмешивается в ситуации, характеризующиеся глубоким кризисом.

Отсюда логически следует вывод о том, что американцы уже признают, что за геополитическими раздорами, наблюдаемыми в настоящее время в различных регионах мира, стоит политика, проводимая долгие годы официальным Вашингтоном. Но намерений (и возможностей) выйти в одиночку из этой ситуации нет. В контексте регулирования международных отношений этот момент имеет особое значение, поскольку для выхода из сложившегося в этой сфере кризиса США пытаются воспользоваться Китаем.

В чем может заключаться при этом цель? Привлекают внимание три момента: во-первых, тем самым Америка определяет основные принципы нового миропорядка; во-вторых, ответственность за устранение противоречий в глобальной геополитике она делит с другой суперсилой – Китаем; в-третьих, условно противопоставляет другим крупным державам, претендующим на мировое лидерство, модель «G2+». Остановимся на последнем пункте несколько подробнее.

Лидерские амбиции: в поисках новой формы

Збигнев Бжезинский – сторонник формулы «G2+». Он считает, что стратегическое сотрудничество Пекина и Вашингтона может вывести мир из ситуации неопределенности. Бессмысленна политика воспрепятствования развитию Китая. Напротив, следует содействовать такому его прогрессу, который бы отвечал критериям США. Если Пекин отдалится от этого курса, сразу должна последовать адекватная реакция. Знак «плюс» в вышеуказанной формуле означает присоединение региональных лидеров к «G2». Следовательно, согласно модели, предложенной З.Бжезинский, современным миром должны управлять Америка и Китай, а другие крупные державы должны сотрудничать с ними.

Но официальный Пекин не признает эту миссию. Он в основном предпочитает сотрудничать в экономической, культурной и энергетической сферах, пытаясь расширить возможности влияния самостоятельно.

США опасаются именно этого. В этой связи следует отметить три важных фактора. Прежде всего Америка «теряет контроль над способностью решать глобальные проблемы». Далее, «на международном уровне тщетно ждать уверенные шаги со стороны Европы». Наконец, в разных регионах мира, в основном «на Ближнем Востоке и Африке… имеют место большая путаница, фрагментация и неопределенность». Отсюда ясно, почему американцы желают строить «G2» не с европейцами, а с Китаем.

Вместе с тем при рассмотрении такого подхода под другим углом зрения складывается впечатление, что мировая политика фактически оказалась в тупике, поскольку Китай не желает играть роль, предусмотренную для него Соединенными Штатами. Существуют проблемы и в отношениях Пекина с рядом соседей. Американские политики постоянно напоминают именно об этом. З.Бжезинский намекает на наличие диктаторского элемента в отношениях Китая с соседними странами. Он подчеркивает, что указанный фактор всегда оказывал негативное влияние на геополитическую роль Пекина. Примечательно, что эту особенность известный аналитик называет самым слабым элементом китайской внешней политики. Выражаясь конкретнее, эта страна превращается в очень щепетильное в отношении террора место. Религиозный радикализм в этом смысле может разрушить «Китайскую стену».

В этих словах подстрочно присутствует мысль о том, что внешняя политика Китая стоит перед дилеммой. Так, указывается на то, что это государство уже оказалось в состоянии войны с рядом стран региона. Вслед за этим выдвигается тезис о том, что Пекин может вступить в раздоры с ними. В другом контексте можно сказать, что все это является предупреждением со стороны США в адрес Китая. Косвенно предпринимается попытка подтолкнуть Пекин действовать по сценарию, разработанному Вашингтоном.

Но все это демонстрирует лишь одну сторону внешней политики США. Предпринимается попытка согласовать в определенных моментах политико-дипломатические шаги, предпринимаемые в направлении стран ближневосточного региона, с китайской политикой. Например, согласно классификации З.Бжезинский, на Ближнем Востоке есть 4 государства, оправдавшие себя и «обладающие определенным историческим опытом». Это Турция, Иран, Израиль и Египет! Вашингтон должен работать прежде всего с этими странами. Это поможет устранить опасные процессы, возникающие в регионе.

В этом контексте несколько другой подход наблюдается в отношении России. Россия должна найти «убежище» в Европе, так как «над ее головой постоянно висит тень Китая». Отсюда З.Бжезинский делает следующий вывод: «...оккупацией Крыма русские сильно навредили себе… Кроме того, и они сами, и мы должны признать, что они очень слабы. По сути, есть мы и китайцы. Китайцы разумнее, но иногда они равнодушны к интересам и желаниям своих слабых и небольших соседей».

Логика анализа, проведенного З.Бжезинский, показывает, что США находятся в поисках новой модели мирового господства. Конечная цель в придании важности Китаю как глобальному геополитическому игроку также заключается в обеспечении «американского лидерства», соответствующего современным требованиям. В том или ином контексте Вашингтон открыто выражает это. Пекин же намекает на то, что существующие в настоящее время геополитические проблемы США спровоцировали сами, и потому близко не подпускает предложения Вашингтона.

В реальности между двумя крупными державами мира формируется система неопределенных отношений. По этой причине можно прогнозировать углубление раздоров, имеющих место в различных регионах мира. Спустя некоторое время Китай сам может быть вовлечен в конфликт с государствами региона. Крупные державы в борьбе за мировое лидерство продолжают отдавать предпочтение применению силы. На словах они говорят о культуре, межрелигиозном диалоге, употребляют понятие «мягкая сила», а на деле проявляются совершенно другие факторы. В этом плане слова З.Бжезинский «думаю, что мы идем к мировой войне» заставляют сильно задуматься, поскольку, по мнению известного политолога, мир «вступает в эпоху большого хаоса». Тогда какова цель в провоцировании такой ситуации?

По-видимому, З.Бжезинский хочет напомнить о «теории» управляемого хаоса, сильно пропагандируемой сегодня на Западе. Это видно из его логики, так как в корне размышлений аналитика решительно отражен принцип сохранения Америкой своего лидерства. По этой причине «эпоха большого хаоса» должна служить обеспечению мирового господства США. Но исторический опыт показывает, что управляемый хаос всегда характеризовался неопределенностью и рисками. И возникают большие сомнения относительно эффективности геополитического курса, который сможет привести человечество в это состояние.

Лейла Мамедалиева

Похожие статьи

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Abe and Putin Make Peace
15 сентября 2016 Foreign Affairs

Abe and Putin Make Peace

Why Japan and Russia Are Working Together

Далее...
An 'unfrozen' conflict in Nagorno-Karabakh
26 августа 2016 The Washington Times

An 'unfrozen' conflict in Nagorno-Karabakh

Without clarity by the West, another war in the Caucasus is inevitable

Далее...