Водная дипломатия | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Водная дипломатия

Ваша местоположение: Главная »» Международные отношения »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
25958
Line Spacing+- AFont Size+- Печать
Баку, 28 февраля 2013 – Newtimes.az
 
В новом тысячелетии влияние глобальных проблем на геополитику и международные отношения еще более усилилось. В межгосударственных отношениях большую роль стали играть такие факторы, как загрязнение атмосферы, изменение климата вследствие деятельности человека, использование космического пространства и т.д. Вместе с тем все эти факторы стали в руках государства основным политическим средством оказания давления друг на друга. В этом плане одним из важных компонентов политических отношений современности является проблема питьевой воды. На международной арене параллельно с этим возникло и понятие «водная дипломатия», понимаемое как использование водных ресурсов в качестве средства оказания политического давления.
 
В современную эпоху недостаток источников питьевой воды стал одной из глобальных проблем, угрожающих миру. По подсчетам, в настоящее время в мире от нехватки питьевой воды страдают примерно 1,5 млрд. человек. В Отчете ООН по этому вопросу за 1998 год указано, что, если в 1950 году с проблемой дефицита воды столкнулись лишь 12 стран с населением менее 50 млн. человек, то в 1990 году с этой проблемой уже столкнулись 300 млн. человек в 26 странах. В 2050 году с проблемой воды столкнутся 65 стран с общей численностью населения примерно 10 млрд. человек.
 
Водная проблема в новом тысячелетии стала геополитическим фактором. В XXI веке по своему геостратегическому значению вода может занять место, которое нефть занимала в XX веке. Скрытая и открытая борьба и даже войны за нефть могут перерасти в новом тысячелетии в войну за воду. По прогнозам Центрального Разведывательного Управления США, до 2020 года вероятность войн развитых стран не за энергетические ресурсы, а именно за воду, также высока.
 
По подсчетам, в настоящее время на планете есть 261 водных бассейна, проходящих через территорию двух и более государств. В мире уже есть точки межгосударственной напряженности, вызванной водными ресурсами. Споры по поводу воды могут перерасти от Израиля до Индии, от Турции до Бостона в войны.
Своего рода характерной особенностью материка стала проблема воды в Африке. На Ближнем Востоке актуальны водные конфликты Египет-Судан-Эфиопия в бассейне Нила, Израиль-Сирия-Иордания в бассейне реки Иордан, Турция-Сирия-Ирак в бассейне Тигра и Евфрат. Схожие споры идут между Уругваем и Аргентиной, Бразилией и Парагваем в Америке, между Таиландом, Камбоджей и Вьетнамом в бассейне реки Меконг. Но самая острая ситуация сложилась в Центральной Азии.
 
Регионы потенциального водного конфликта
 
Центральная Азия
 
С распадом СССР нарушилась единая система экономических и хозяйственных связей между бывшими республиками Союза. Разрушился и единый водно-энергетический комплекс центрально-азиатских республик. Кыргызстан и Таджикистан, расположенные в верховьях бассейнов Амударьи и Сырдарьи и владеющие основными водными ресурсами региона, Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, расположенные в низовьях, без учета земледельческого хозяйства стали строить гидросооружения.
 
В Кыргызстане и Таджикистане более высокая потребность в воде приходится на зимние месяцы – с целью более эффективной работы электростанций излишние воды сливаются в реки. В итоге зимой почва в Узбекистане и Казахстане  остается под водой. Напротив, весной и летом в этих странах орошение полей становится главной проблемой. Большую потребность в воде регион, производящий в массовом масштабе технические культуры, – хлопок, кукурузу и т.д., испытывает в летние месяцы.
 
В последние годы водный конфликт между странами региона еще более обострился. Во время своего визита в Казахстан в сентябре 2012 года Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов заявил о необходимости перед строительством Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС-1 в Кыргызстане и подписания с каким-либо государством соглашения в этой области проведения международной экспертизы. Глава государства отметил, что строительство Рогунской ГЭС высотой 350 м и Камбаратинской ГЭС высотой 275 метров может вызвать катастрофу в регионе, предупредив, что проблема может даже стать причиной войны.
 
Основной фактор, накаляющий ситуацию в регионе, – это вмешательство больших государств. Россия, США и Китай поступают в соответствии со своими интересами, вкладывая инвестиции в строительство ГЭС, выделяя кредиты. Вода уже стала в регионе самым щепетильным вопросом, основным средством дипломатического и политического давления. Резкий шаг с какой-либо стороны может привести к перерастанию конфликта в войну.
 
Ряд аналитических центров уже дают прогнозы относительно обострения событий. Известный в мире журнал «Foreign Policy» в 2013 году включил в список конфликтных регионов, приковывающих внимание всего мира, и Центральную Азию. В отчете «Глобальные тенденции до 2030 года: альтернативные миры», подготовленном Центральным Разведывательным Управлением США, указано, что в Центральной Азии до 2030 года возможны конфликты между государствами за водные ресурсы.
 
Ближний Восток
 
С начала XX века Ближний Восток считается одним из самых горячих точек мира. Самое обычное противостояние в регионе, даже происшествие на бытовой почве, может стать причиной крупномасштабной войны. В беспокойной среде, обусловленной политическими, религиозными, этническими различиями, водные ресурсы также могут стать искрой. Роль, которую в прошлом веке в регионе играла нефть, сейчас играет вода. Бывший Генсек ООН и экс-министр иностранных дел Египта Бутрос Гали еще в 1989 году в своем выступлении на Конгрессе США заявлял, что очередная война на Ближнем Востоке может идти не за нефть, а за воду.
 
На Ближнем Востоке возникли водные конфликты Египет-Судан-Эфиопия в бассейне Нила, Израиль-Сирия-Иордания в бассейне реки Иордан, Турция-Сирия-Ирак и Иран-Ирак в бассейне Тигра и Евфрат, которые считаются потенциальными горячими точками.
 
Существует мнение о том, что «вода может и не быть причиной войны на Ближнем Востоке, но, если нужно спровоцировать войну на Ближнем Востоке, то «вода» может стать поводом». На наш взгляд, в регионе, где сталкиваются интересы глобальных сил, вода может считаться не только дипломатическим средством, но и дипломатическим оружием. Поэтому у всех сил, желающих спровоцировать войну  в регионе, существуют свои стратегии водных войн. При подходе к вопросу сквозь эту призму становится ясно, что регион – реальный кандидат на то, чтобы попасть в историю «водных войн».
 
Нильский бассейн
 
В странах бассейна реки Нил уже имеются первые жертвы цепного противостояния Египет-Эфиопия-Судан-Южный Судан. Правда, в конфликте Судан-Южный Судан основную роль сыграли запасы нефти и газа. Но в отношении стран нильского бассейна к конфликтующим сторонам проявляется именно водная дипломатия. Так, в ответ на проблемы, созданные Суданом при использовании водных ресурсов, Египет поддержал Южный Судан, что противоречило мусульманской солидарности.
 
Одновременно с этим здесь прощупывается еще один очаг конфликта. Так, из стран региона Эфиопия активно сотрудничает с Израилем. Тем самым  против газовых санкций и угроз Египта Израиль посредством Эфиопии создает водную угрозу для Египта. Бомбардировка Израилем оружейного завода в Судане, вслед за этим визит кораблей иранского флота в Судан свидетельствуют о напряженности ситуации в регионе. На энергетическое давление Египта тандем Израиль-Эфиопия отвечает водной дипломатией.
 
Бассейн реки Иордан
 
В странах бассейна реки Иордан водные ресурсы также имеют стратегическое значение. Израиль, Палестина, Ливан и Сирия постоянно страдают от нехватки воды. Уровень воды в реке Иордан низок, вода постепенно убывает. Причем Израиль устанавливает серьезные квоты на использование воды, что с недовольством воспринимается в арабском мире. Основная причина борьбы за воду в регионе же заключается в Голанских высотах, захваченных Израилем в 1967 году. Река Иордан протекает через эту территорию. Тивериадское озеро, обеспечивающее общеизраильские каналы водой, также расположено здесь. Поэтому Голанские высоты можно считать решающим ориентиром водной дипломатии в регионе.
 
Уровень Мертвого моря, являющегося одним из основных источников воды, снижается ежегодно на 1 метр. По подсчетам, если нынешняя динамика продолжится, до 2050 года озеро вообще исчезнет с карты. Несмотря на инициативы как со стороны Иордании, так и со стороны Израиля, достичь договоренности между странами, использующими эти водные источники, не удалось. Поэтому вода в регионе имеет жизненно важное значение, и вероятность возникновения вооруженного конфликта за воду в будущем всегда актуальна.
 
Тигро-евфратский бассейн
 
Реки Тигр и Евфрат оказывают влияние на отношения, с одной стороны, Турции с Ираком и Сирией, с другой, – на отношения между Ираном и Ираком. В связи с этим в регионе уже возникала война. Как известно, одним из основных поводов к ирано-иракской войне 1980-1988 гг. был раздел реки Шатт-эль-Араб, возникшей в месте слияния рек Тигра и Евфрат.
 
В настоящее время ситуация продолжает оставаться напряженной. После вторжения США в Ирак сложилась новая геополитическая ситуация. Если прежде перед водными притязаниями Ирака и Сирии Турция была одна, то сейчас в этом вопросе ее поддерживает и Курдистанская автономия, расположенная на севере Ирака.
 
Турция на юге страны приступила к самому крупному за период республики проекту GAP (Güneydoğu Anadolu Projesi). Этот проект, предусматривающий строительство 21 водохранилища на реке Евфрат, имеет стратегическое значение для региона, так как в результате реализации этого проекта количество воды, втекающей в Сирию, может максимально уменьшиться, а плотины могут еще более уменьшить объем текущей в Ирак воды. Это может повлиять и на водоснабжение Израиля.
 
Чтобы обеспечить свою национальную и экономическую безопасность среди окружающих ее арабских стран, Израиль строго контролирует все доступы в альтернативные источники.
 
В этом смысле выход к водным ресурсам – самое слабое звено в стратегии национальной безопасности Израиля. Реализуя проект GAP, Турция получает рычаги влияния на все страны, включая и Израиль.
 
Поэтому тандем Запад-Израиль пытается противостоять водной дипломатии Турции. Так, Евросоюз (ЕС) предусматривает превентивные шаги в процессе членства Турции в этой организации. В качестве условия для обсуждения вопроса о членстве в ЕС организация выдвинула совместное с другими странами, включая и Израиль, использование вод рек Тигра и Евфрат и строящихся на них сооружений, хотя это условие в плане интеграции в Европу не имеет никакого значения. Даже если Турция и станет членом ЕС, она может быть полезной в качестве механизма оказания Евросоюзом влияния на Ближний Восток. Очевидно, что водная дипломатия имеет большое значение в отношениях Турции и Израиля и Турции и Евросоюза.
 
Тибет
 
Другой щепетильный район, способный стать причиной конфликта за водные ресурсы, – китайско-индийская граница. Специалисты полагают, что в настоящее время основная проблема между двумя гигантами Азии – Китаем и Индией – это вопрос о воде. 8 рек региона имеют жизненно важное значение для 1 млрд. 800 тыс. человек.
 
Между Китаем и Индией, имеющими самую высокую плотность населения в мире, до сих пор наблюдается, хотя и прикрытый, все же спор. Периодическое открытие крыш водохранилищ, построенных Китаем на 8 реках вблизи Тибета, наносит серьезный ущерб экономике соседней страны.
 
Так как одним из основных экономических соперников Китая в Азии является Индия, водная дипломатия между двумя странами еще долго будет о себе заявлять. Но в нынешней ситуации вероятность перерастания этих отношений в конфликты слишком мала.
 
Таким образом, в новом тысячелетии водная дипломатия занимает своеобразное место в геополитике. В большинстве регионов мира периодически проявляются водные кризисы локального характера. Азербайджан также переживает водный конфликт с соседними странами. Трансграничные реки Азербайджана загрязняются соседней Арменией вредными веществами. Несмотря на то, что в связи с этим во все уполномоченные международные организации отправлялись соответствующие отчеты, к Армении не применяются никакие санкции. В нынешней ситуации водная война Армении против Азербайджана не вмещается ни в какие гуманитарные рамки.
 
Определенную роль в этом играет и отсутствие в международном праве единого подхода и универсальных норм в связи с водной проблемой. Но главная причина – в изменчивости самого международного права в соответствии с интересами некоторых государств.
 
Арасту Габиббейли,
 доктор философии по экономическим наукам
 
Список литературы:
 

1. Yusuf Karakılçık. Bölgesel su anlaşılmazlıklarının küresel çatışmaya dönüşme riski: Fırat ve Dicle Örneyi. Uluslararsı Hukuk ve Politika. Cilt 4, № 16, ss. 19-56, 2008. URL: http://www.usak.org.tr/dosyalar/dergi/my8mqSOAbz378sq1yZLE1Kdl3vAt5h.pdf

2. National Intelligence Council. Global Trends 2030: Alternative Worlds. http://www.dni.gov/files/documents/GlobalTrends_2030.pdf

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

В полной боеготовности
10 сентября 2020 Lenta.ru

В полной боеготовности

Как руководство Армении отвлекает население от экономических проблем

Далее...
Никол Пашинян идет на обострение
08 сентября 2020 Независимая газета

Никол Пашинян идет на обострение

Официальный Ереван неудачно пытается привлечь на свою сторону Россию в конфликте с Баку

Далее...