Глас народа и конец испанской исключительности | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Глас народа и конец испанской исключительности

Ваша местоположение: Главная »» Глобальные процессы и тренды »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
439
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 30 апреля 2019 – Newtimes.az

28 апреля этого года в Испании прошли национальные выборы в парламент (Генеральные кортесы) и явка была значительно выше выборов 2016 года. Политика Испании последних лет характеризуется неопределенностью. Раздробленный парламент, у лидирующих партий нет твердого большинства без которого они не могут сформировать однопартийное правительство. Обратим внимание на предыдущие выборы. Многие граждане принимали решение прямо возле избирательной урны. Более того, никто не смог предсказать, как партии будут блокироваться в парламенте для создания правительства. Что касается результатов предыдущих выборов, то их итогом будет сохранение статус-кво, т.е. отсутствие партии, которая смогла бы сформировать правительство, и сохранить власть в руках левых. Однако не нужно забывать и о кадровом обновлении испанской политики, ведь свыше 80% списков всех партий – это новые кандидатуры. Еще одна важная черта этих выборов – персонализм политического лидерства, который становится значимее идей и политической дискуссии.

В 2015 году ряд политологов отметили конец традиционной двухпартийной системы и сегодня это уже представляет собой сложившуюся пятипартийную систему, где лидирующую роль в формировании правительства играют малые партии. Уже сейчас можно сказать, что важнейшим событием выборов становится поражение традиционных правых – Народной партии, а с другой, – попадание ультраправых в национальный парламент. За неделю до выборов ультраправую партию Vox поддерживало приблизительно от 10-13% населения Испании, но по окончательным результатам выборов они получили 10%. Испанская социалистическая рабочей партии (PSOE) получает около 29% голосов избирателей, Народная партия (PP) – 17%, Гражданам (Ciudadanos) – 16% и левым популистам UnidosPodemos – 14%. Исходя из этого можно сделать вывод о том, что Vox далеко не главная действующая политическая сила Испании.

Как отметил автор доклада «Испанское исключение: провал правых популистских групп, несмотря на безработицу, неравенство и иммиграцию», опубликованного аналитическим центром Институтом Элькано в 2017 году, Кармен Гонсалес Энрикес, «длительное авторитарное и националистическое прошлое действует как прививка против крайне правых партий. Испания и Португалия имеют 40-летний похожий опыт национализма, католицизма и авторитаризма. Обе страны до сих пор сохраняли иммунитет перед волной правых популистских партий, несмотря на тяжелые экономические кризисы и политические проблемы, которые они пережили». Ведь в период диктатуры Ф.Франко режим использовал национальную символику и риторику, представляя Испанию «оазисом духовных ценностей в мире коррупционеров, материалистов и эгоистов, а критика режима воспринималась как международный заговор евреев, коммунистов и франкмасонов».

Так почему так получилось, что всего за несколько лет количество испанцев, готовых голосовать за крайне правых выросло с 1 до 10%? Можно выделить определенный ряд причин: уходит поколение, помнящее Гражданскую войну и участвовавшее в создании постфранкистской Испании; каталонский кризис компрометирует демократический консенсус,а демократизация уже шла вместе с индепендентизмом, который вылился в сепаратизм; существовала реальная угроза распада государства, которая мобилизовала до этого момента непрочную национальную идентичность – это решающий фактор успеха ультра-правых; следование общеевропейской «моде» на правый популизм, а ультра-правые из маргиналов превращаются в мейнстрим; испанский демократический транзит двигался вместе с евроинтеграцией. Разочарование в единой Европе привело традиционные политические силы в идейный тупик; а также разочарование в политическом истеблишменте и его способности управлять политической ситуацией является не менее важным фактором. В результате угроза испанской государственности сказалась и на правых, и на левых, выводя вперед ультраправые силы. Таким образом, ультраправые провозглашают борьбу за Испанию под лозунгом Новой Реконкисты. Они желают возвращения простого права жить, работать, получать образование на испанском языке на всей территории Испании. А в данный момент жители Каталонии лишены этой возможности.

С экономической точки зрения менее развитый юг Испании традиционно считался левым и более 30 лет у власти были представители Испанской социалистической рабочей партии (PSOE). Однако вконце прошлого года на выборах в парламент Андалусии партия Vox впервые добилась определенного успеха и получила 11% голосов. В результате правые Народная партия (РР), Голос (Vox) и Граждане (Ciudadanos) смогли впервые в истории демократической Испании возглавить правительство этого автономного сообщества. В главных городах Андалусии прошел ряд манифестаций против партии Vox, что привлекло к ней дополнительное внимание СМИ, ее рейтинги стали расти. Уже несколько лет Vox получает огромную поддержку в городе Мелилья, испанском эксклаве в Африке. Во время предвыборных кампаний в этом регионе Vox делает акцент на миграционной проблеме – актуальной для того региона. К примеру, лидер партии Сантьяго Абаскаль выдвинул предложение – NewWalledorder – построить «непреодолимую стену» перед испанскими анклавами в Африке Сеута и Мелилья за счет Марокко. В результате юг постепенно начал наращивать поддержку ультра-правых.

Сегодня президентом партии Vox является Сантьяго Абаскаль, а генеральным секретарем – Хавьер Ортега Смит. Авторитет этой партии укрепился в результате Каталонского кризиса. Партия сыграла активную роль в судебной сфере и выдвигала определенный ряд претензий по отношению к каталонским политикам. Можно сказать, что партия Vox выступила в качестве народного обвинителя против бывшего регионального председателя правительства и парламента Каталонии. Эта партия начала получать огромный отклик у избирателей. Их лозунги касались повседневной жизни простых испанцев, а также актуальных проблем современности. Партия Vox является сторонником антиисламизма, борьбы с нелегальной миграцией (при этом они выступают за привлечение мигрантов из родственных с точки зрения языка и религии стран Латинской Америки), защиты традиционных ценностей, семьи, гендерных ролей, общенационального языка и культуры, национальных традиций, национального единства против проекта федерализации, сокращение бюрократического аппарата, а также расходов на него за счет тотального сокращения администраций автономных сообществ.

Успеху партии способствует удачная политтехнологическая стратегия. В том числе символика: цвет логотипа – зеленый – цвет жизни, развития, роста, свободы, буквы V и Х – традиционные символы, которые граждане используют в избирательных бюллетенях, буква V – это в принципе символ победы, Vox в испанском произношении читается как бокс, что дает определенные ассоциации с борьбой, силой и мужественностью, Vox – это латинское название, символизирующее автохтонность местного населения, а также ассоциируется с образом Римской республики, Vox использует патриотическую национальную символику, на митингах звучит популярная песня «Espana es la major», в качестве группы поддержки политических лидеров выступают спасатели, сотрудники спецслужб и медиаперсонажи из испанской версии телепроекта «Остаться в живых», более того, Vox активно использует для продвижения своих целей и задач социальные сети. Все вышесказанное демонстрирует хорошую работу политтехнологов, которые приложили огромные усилия в развитие партии.

Еще в Мюнхенском докладе 2017 года под название «Post-Truth, Post-West, Post-Order?» можно было проследить идею о «популистском интернационале» или «нелиберальном интернационале». Более того, авторами доклада упоминалась и Россия. Отметим и экс-главу избирательного штаба американского президента Д.Трампа Стива Бэннона. На факт того, что С.Бэннон сотрудничал с Vox указывает испанская пресса левого и центристского толка. Подчеркнем, что С.Бэннон является основателем «The Movement» (Движение) – это организация существует для продвижения правых популистских групп в Европе, выступает против правительств Евросоюза, политических структур Европыи против европейского истеблишмента в частности. «The Movement» создана как центр ультраправых для проведения опросов, обмена сообщениями, а также анализа данных и исследований. Роль Бэннона, по словам политика Модрикамена, состоит в том, чтобы действовать как посредник. Но основополагающей идеей «The Movement» является создание альтернативы европейскому истеблишменту, анти-Давоса и контрапункта «Открытому обществу» Джорджа Сороса.

В настоящий момент Бэннон возлагает надежды на Движение Желтых жилетов во Франции и на сотрудничество с президентом Бразилии Ж.Болсонару, в продвижении национализма и правой идеологии на территории Латинской Америке. В свою очередь, европейские правые популисты, Vox в частности, отдалились от «The Movement» Бэннона, ведь он ставит задачу перед правыми популистами на выборах в Европарламент – получить 30 – 50% голосов. Отметим, что у них уже имеется группа в Европарламенте – под названием Европа свободы и прямой демократии. А триумф Vox на выборах в Испании может статьпреимуществом ультраправых, которое имеет шанс изменить ход событий в Европе.

Флора Мамедова

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...