Генри Киссинджер о новом мировом порядке | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Генри Киссинджер о новом мировом порядке

Ваша местоположение: Главная »» Глобальные процессы и тренды »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
18534
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 19 марта 2015 – Newtimes.az

Рекомендациям 91-летнего Генри Киссинджера, работавшего в администрации Ричарда Никсона и Джеральда Форда в 1969-1977 гг. вначале в должности советника по национальной безопасности, а затем – в должности госсекретаря, в вопросах внешней политики, геополитики и безопасности прислушиваются и сегодня в администрации президента США. На днях в интервью немецкому изданию «Der Spiegel» Киссинджер поделился своими размышлениями по интересующим многих вопросам безопасности, а также формирования нового глобального порядка.

Формирование глобального порядка требует солидарности

По мнению Киссинджера, в результате распространения оружия массового поражения и транснационального терроризма мир оказался перед угрозой хаоса. В настоящее время существует феномен «неуправляемых территорий» и, как видно на примере Ливии, «неуправляемая территория» может стать причиной нестабильности в мире. Вдобавок к этому во многих регионах мира государство как институт подвергается нападкам. По мнению бывшего дипломата, несмотря на все это, как ни парадоксально, впервые можно говорить о мировом порядке. Киссинджер так объясняет свою мысль: «На протяжении почти всей истории до недавнего времени мировой порядок был региональным порядком. Сегодня впервые различные части мира могут взаимодействовать между собой. Это делает новый порядок необходимым для глобализованного мира. Но в нем нет общепринятых правил. Существует китайская точка зрения, исламское представление, западный взгляд и в некоторой степени российское видение. И они не всегда совпадают».

В своей последней книге «Мировой порядок» Киссинджер указывает на Вестфальский мирный договор 1648 года как на систему координат для мироустройства. Он обосновывает свою мысль тем, что Вестфальский мир, заключенный после того, как почти четверть населения Центральной Европы погибла в результате войн, болезней и голода, был основан не на какой-то высокой морали, а на необходимости прийти к какому-то соглашению друг с другом. Тем самым независимые государства решили не вмешиваться в дела других государств и создали баланс сил, в котором мы сегодня нуждаемся.

По мнению бывшего дипломата, мировой порядок можно обеспечить двумя путями – через хаос или понимание. По его словам, распространение ядерного оружия, опасность климатических изменений и терроризм должны стать достаточной платформой для того, чтобы прийти к глобальному согласию и не допустить хаоса. Что касается роли США в формировании мирового порядка, то Киссинджер считает, что благодаря своей силе и своим ценностям США в этом процессе будут играть главную роль, но ни одно государство не является настолько могущественным и мудрым, чтобы создать мировой порядок в одиночку.

В качестве главного отличия между внешней политикой США и Европы Киссинджер указывает на то, что в отличие от Европы, США верят в возможность изменить мир не только посредством мягкой силы, но и при помощи реальной военной силы. Вместе с тем, по его мнению, Германия является наиболее значимой европейской страной и она должна быть гораздо более активной в формировании мирового порядка.

Запад допустил ошибки в украинском вопросе

Говоря об украинских событиях, которые сопровождаются дальнейшим ростом напряженности в отношениях США-Россия, Киссинджер считает, что Запад не проявил в этом вопросе достаточно чувствительности. По мнению Киссинджера, считающего крымский вопрос не причиной, а симптомом событий, недопустим принцип, заключающийся в том, что любая страна может просто изменить границы и захватить часть другой страны. Бывший дипломат согласен с мыслью о том, что Россия спровоцировала хаос на востоке Украины и угрожает суверенитету страны. Вместе с тем, по его мнению, Украина, когда-то бывшая частью России, всегда имела особое значение для этой страны, и было бы ошибкой не признавать этого. Говоря: «Если Запад будет честен с самим собой, он не сможет не признать, что и сам допускал ошибки. Аннексия Крыма не была шагом в сторону глобального завоевания. Это не было вхождением Гитлера в Чехословакию», Киссинджер отметил роль и Запада в неожиданном обострении событий в 2014 году.

Он обосновывает свою мысль следующим образом: «Россия потратила десятки миллиардов долларов на зимние Олимпийские игры в Сочи. Темой Олимпиады было то, что Россия является прогрессивным государством, связанным с Западом посредством своей культуры, и, следовательно, она предположительно хотела бы быть его частью. Так что не было никакого смысла в том, чтобы через неделю после окончания Олимпиады захватывать Крым и начинать войну за Украину. Поэтому надо задать себе вопрос, почему это произошло… Европа и США не понимали последствий некоторых событий, начиная с переговоров об экономических отношениях Украины с Европейским Союзом и кончая демонстрациями в Киеве. Все эти вопросы и их последствия должны были стать предметом диалога с Россией. Однако это не означает, что реакция России была надлежащей».

По мнению Киссинджера, существует угроза начала новой «холодной войны» между Западом и Россией, и это было бы исторической трагедией. Как заявляет он, если такого конфликта можно избежать на основе морали и безопасности, то нужно попытаться это сделать.

Считая оккупацию Крыма недопустимой, Киссинджер оправдывает санкции против России. Несмотря на это, он подчеркнул и некоторые моменты в связи с санкциями, которые его не устраивают: «Когда мы говорим о глобальной экономике, а затем используем санкции внутри этой глобальной экономики, у больших стран, думающих о своем будущем, возникает искушение защитить себя от потенциальных опасностей. И, поступая таким образом, они создадут мировую экономику на принципах меркантилизма».

Киссинджер не соглашается и с санкциями в отношении отдельных лиц. По его мнению, когда придет время для снятия санкций с части лиц, внесенных в «черный список», а в отношении другой части эти санкции сохранятся, то нужно будет объяснить причины этого. Поэтому в самом начале любого дела нужно думать о том, чем оно закончится.

Полагая, что агрессивная политика Кремля вытекает из стратегической слабости, замаскированной под тактическую силу, Киссинджер признается, что Россия является важным актором международной системы, поэтому она полезна в разрешении всевозможных кризисов, например, в иранском вопросе ядерного распространения и в сирийском вопросе. По его мнению, это должно иметь преимущество перед тактической эскалацией в каждом конкретном случае. С одной стороны, важно, чтобы Украина оставалась независимым государством, и она должна иметь право на экономические и торговые ассоциации на свой выбор. Но Киссинджер не считает само собой разумеющимся, что каждое государство должно иметь право быть союзником в рамках НАТО и, по его словам, «НАТО никогда единогласно не проголосует за принятие Украины в альянс».

Прежде чем начать войну, нужна ясность относительно ее итогов

В названном интервью Киссинджер высказал свои мысли и относительно процессов на Ближнем Востоке и угрозы терроризма. Примечательно, что он считает неправильным понимание сирийского кризиса как «борьбу безжалостного диктатора против беспомощного населения», и что якобы «население станет демократическим, если свергнуть диктатора». Он рассматривает войну в Сирии отчасти как многонациональный конфликт, отчасти как бунт против старой структуры на Ближнем Востоке и отчасти как бунт против власти. Киссинджер считает важным обращать внимание и на последствия военного вмешательства. Показав на примере Ливии, что не сомневается в оправданности свержения Каддафи, Киссинджер подчеркнул тем не менее, что после его свержения Запад не проявил заинтересованности в заполнении возникшего вакуума. Поэтому сегодня страна превратилась в арену сражающихся друг против друга боевиков. Тем самым появились «неуправляемая территория» и «склад оружия» для Африки. Утверждая, что в своей жизни почти всегда был на стороне «активной» внешней политики, Киссинджер отметил, что в вопросе вмешательства в Сирию США нуждаются в надежных партнерах, которых в настоящее время нет. По этой причине, прежде чем подключиться к войне, нужна ясность относительно ее итогов.

С другой стороны, Киссинджер считает нереальным привнесение демократии в страну путем военного вмешательства, поскольку для этого нужно, чтобы война продолжалась в течение многих десятилетий, и население воюющей страны поддерживало свое правительство. Но очевидно, что ресурсы какой-либо страны не позволяют этого делать.

Несмотря на это, Киссинджер заявил о том, что поддерживает военные операции на территориях, где организовываются террористические атаки, даже если они угрожают жизни гражданского населения, выразив тем самым и косвенную поддержку воздушных атак США в Ираке и Сирии против ИГИШ. Говоря о неприемлемости идеи сотрудничества с Башаром Асадом в борьбе с ИГИШ на фоне того, что было проделано за все годы против президента Сирии, Киссинджер отметил, что в связи с этим вопросом надо было наладить сначала диалог с Россией. По его мнению, неправильно было с самого начала ставить вопрос об уходе Асада.

По словам Киссинджера, в США широко поддерживают нынешнюю войну против террористической организации ИГИШ. Но неизвестно, что может произойти, пока война продолжается. Поэтому важна ясность относительно итогов войны.

Лейла Мамедалиева

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...