Противоречия «золотой эры» британо-китайских отношений | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Противоречия «золотой эры» британо-китайских отношений

Ваша местоположение: Главная »» Политика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
363
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 27 марта 2019 – Newtimes.az

Быстрый рост и развитие Китая вынуждает ведущих акторов современной системы международных отношений пересмотреть подход к этому государству. Уже в октябре 2017 года на XIX съезде Коммунистической партии Китая (КПК) Си Цзиньпин объявил, что к 2049 г. его страна выйдет на передовые позиции в мире. Соединенные Штаты объявили Китай своим стратегическим конкурентом, между этими странами уже ведутся так называемые торговые войны. Ведущие государства Европейского союза всеми возможными путями стремятся выработать единый подход торговой политики к КНР, однако решение итальянского правительства присоединиться к «Инициативе пояса и пути» повлекло за собой негативные последствия. Иные отношения сложились между Соединенным Королевством и Китаем.

В октябре 2015 года во время встречи в Лондоне экс премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон и председатель КНР Си Цзиньпин объявили «золотую эру» двусторонних отношений и стратегическое партнерство в XXI веке, тем самым показав надежность в англо-китайских отношениях. Уйдя в отставку, Д.Кэмерон получил должность вице-президента китайско-британского инвестиционного фонда с уставным капиталом около 1 млрд ф.ст. Более того, Соединенное Королевство до сих пор поддерживает китайские инвестиционные проекты. К примеру, в 2015 году Британия стала первой западной страной и первой в «Группе семи», которая вступила в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). А уже в апреле 2017 г. Великобритания проложила железнодорожный маршрут Лондон-Иу в рамках «Нового шелкового пути». Основная цель данного проекта – увеличение товарооборота между двумя государствами. В 2016 году англичане стали восьмым торговым партнером КНР в мире и вторым торговым партнером Пекина в Евросоюзе, в 2017 году инвестиции Китая в Великобританию составили 20 млрд ф.ст. В прошедшем году товарооборот между странами был равен 63,4 млрд ф.ст.

В современный период времени ведущие инвестиционные проекты Китая включают доли крупных инфраструктурных объектах, например, аэропорт Хитроу и аэропорт в Манчестере, небоскребе Лондона, футбольные клубы Саутгемптон и Вест Бромвич Альбион. В январе прошлого года премьер-министр Великобритании Тереза Мэй посетила Китай с официальным визитом. Итогом встречи стало подписание торгового соглашения более чем на 9,3 млрд ф.ст.

С окончательным выходом Великобритании из ЕС, у англичан появится шанс самостоятельно выстраивать торговые контакты с различными государствами. Уже во время визита Т.Мэй в Пекин велись дискуссии соглашения о свободной торговле после выхода из состава ЕС. Китай всегда рассматривал контакты с Британией как возможность выхода на европейский рынок. Brexit без сделки может отрицательно повлиять на развитие торгово-инвестиционного сотрудничества двух государств. В свою очередь, основную функцию главного финансового центра могут забрать Париж, или же Франкфурт, куда и будет вкладывать свои финансы Китай.

Однако ряд британских политологов и экспертов придерживаются мнения о том, что КНР является определенного рода угрозой для Соединенного Королевства. Но в стратегии национальной безопасности 2015 года Китай и Индия упоминаются в экономическом аспекте. Цель правительства – сделать КНР вторым крупнейшим экспортным направлением для Великобритании в ближайшее десятилетие. Двусторонние отношения стран развиваются по направлению глобального стратегического партнерства: саммит лидеров государств, ежегодный диалог на высшем уровне в рамках министров иностранных дел и министров обороны, диалоги на уровне экспертов. Например, первая зарубежная поездка нового главы британского МИДа Дж.Ханта состоялась летом 2018 года в КНР. Цель – переговоры в рамках британо-китайского стратегического диалога.

СМИ часто пишут о «китаефобии» в британской политике. Ведущие китайские инвесторы, а также французские строительные компании принимают участие в построении атомной электростанции «Хинкли Пойнт-С». Изначально, правящие круги Британии опасались, что китайская инвестиционная компания получит прямой доступ к стратегической инфраструктуре страны. В результате строительство АЭС началось, но с задержкой, что и вызвало возмущение со стороны Китая.

В Национальном центре кибербезопасности Великобритании предполагают возможность того, что при тесном сотрудничестве с таким техническим гигантом как Huawei, риски утечки информации можно свести к минимуму. Британская телекоммуникационная компания BT приняла решение удалить оборудование Huawei из своей базовой сети 4G в течение ближайших двух лет. А в США, Австралии, Новой Зеландии вообще ввели запрет на использования 5G оборудования Huawei. Более того, присутствуют разговоры о влиянии КНР на академическую среду. В 2012 году Кембриджский университет получил 3,7 млн ф.ст. от семьи бывшего премьер-министра Китая Вэнь Цзябао для Центра исследований вопросов развития.

Соединенное Королевство проявляет свой интерес к Индо-Пацифике, где Пекин развернул инвестиционную и военную активность. Однако географическое расположения и удаленность не может дать Великобритании занять лидирующие позиции в регионе. Но у англичан есть возможность встроиться в так называемый «четырехугольник», в который входят США, Австралия, Индия и Япония через активное и плодотворное сотрудничество, как Альянс «Пять Глаз» и Оборонное соглашение пяти держав.

В прошлом году по Австралии прокатилась волна китайской шпиономании. По мнению главы МИДа Австралии Дж.Бишоп, Канберра и Лондон сталкиваются с крупными державами, такими как, – Пекином и Москвой. Британцы заняли сторону Японии, Австралии и США в вопросе о статусе спорных островов в Южно-Китайском море. Уже в 2018 г. Лондон разместил три корабля Королевского военно-морского флота в Индийском и Тихом океанах, для обеспечения собственных интересов в этом регионе.

Особый отклик получило предложение главы оборонного ведомства Великобритании по содействию потенциала «жесткой силы», с целью отражения агрессии государств, нарушающим основные нормы и принципы международного права. Главные зоны пересечения интересов Лондона и Пекина сосредоточены и в других регионах. Китай занимает лидирующие позиции по объемам торговли и инвестиций в Африке, а также увеличивает объемы международной помощи в развитии. КНР определяет Северный морской путь как магистраль «Полярного шелкового пути» и задействует мягкую силу для укрепления позиции в Арктике.

В современный период времени развитие взаимоотношений Соединенного Королевства с КНР остается двойственным. Главная задача – найти баланс между торгово-инвестиционным сотрудничеством с Китаем и твердыми политическими амбициями. А также, в апреле этого года Комитет по международным делам Палаты общин порекомендовал правительству проводить более сдержанную политику в китайском направлении, а также подготовить особую стратегию в отношении КНР к 2020 году.

Флора Мамедова

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...