Влияние внешних политических отношений на социальную сферу в период глобализации | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Влияние внешних политических отношений на социальную сферу в период глобализации

Ваша местоположение: Главная »» Политика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
2833
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 19 июня 2018 – Newtimes.az

Влияние внешних политических отношений на социальную сферу ассоциируется с локальным обществом (государством). Однако в современный период рассматривать проблему изолированно от глобального мира, означает отдаление от реального восприятия и правдивого анализа политических событий. Необходимо учитывать новый мировой порядок под названием «глобализация», который с момента своего учреждения, начал активно влиять на все происходящие процессы. Возможности глобализации не объемлемы, проекции реагирования на нее участников общественной системы – различны, также как и предписывающиеся им роли. Так, суверенному, национальному государству отводилась роль жертвенного животного в дар учреждения диктатуры Единого мирового правительства, ориентированного на победу над массами, выступающими за сохранение личного пространства и индивидуальные права. Как это мы видели в их антиглобальных выступлениях в период саммита в формате G-20 в Гамбурге. То есть, именно суверенные государства являются трансляторами развития современных процессов, а населяющие их народные массы – активными реакционерами, выступающими против глобализационной экспансии. Структурная перспектива мира видится как союз сильных государств с единым консультативным центром.

На этапе переходного периода наиболее развитых стран к постиндустриальному обществу, глобализация выглядела как процесс становления глобальных, коммуникационных сетей, которые в корне изменяли социально- культурную (цивилизационную) установку на существующий образ жизни. Радио, а затем и теле-коммуникационные возможности шестидесятых-семидесятых годов ХХ века сломали «железный занавес» не допускающий распространение западной массовой культуры в пределы советского пространства. За этим последовали протестные движения: антивоенные, национальные и транснациональные, экологические и правозащитные, которые оказали влияние на политический спектр и политическую структуру ряда ведущих стран мира. [6, 9]

В восьмидесятых годах глобализация проявилась в установлении новых, рыночных форм экономики. Это совпало с процессом перестройки, а затем распадом СССР и всего социалистического лагеря. На этом этапе американские ученые начали проводить первые исследования феномена глобализации. В 1983 г. в научно-популярном журнале «Harvard Business Review» была опубликована статья Т.Левитта, в которой глобализация обозначалась как феномен слияния рынков отдельных продуктов, производимых крупными многонациональными корпорациями. [3, 13]

В 1990 г. вышла книга Омае К. «Мир без границ». В ней автор изложил свое мнение относительно того, «что люди, фирмы, рынки увеличивают свое значение, а прерогативы государств ослабевают» и далее: «в новой эре глобализации все народы и все основные процессы оказываются подчиненными глобальному рыночному пространству, а традиционные государства-нации теряют свою естественность и становятся непригодными в качестве партнера в бизнесе», ибо, в роли основных действующих субъектов на мировой экономической арене начинают выступать «глобальные фирмы» [9]. Не многие согласились с доктриной Кенечи, но она «вошла» в научный мир как важная социологическая доктрина конца ХХ столетия.

Девяностые годы стали отправной точкой развития глобализации как политического процесса, приведшего к тем результатам, которые проявили себя в плане структуры мироустройства. Тогда слишком наглядно обозначилось противостояние: с одной стороны, – Конгресса Соединенных Штатов Америки, Европейского союза, судов, с другой стороны, – государств, народных масс и иных социальных общностей. В распоряжении первых были информационные сети, камеры наблюдения, полиция, иностранные войска, средства контроля за безналичными деньгами, микрочипы, навигационные системы слежения – GPS, радиочастотные метки – чипы для идентификации личности; средства контроля над сознанием, банковским счетом, кредитными карточками, и другие устройства идентификации, которые подключают детали человеческой жизни к огромным правительственным секретным базам данных, цель: тотальная информационная блокада массового сознания и тотальное подчинение мировой элите. [7, 10-11]

«Суверенному государству» отводилась роль жертвенного животного в дар учреждения диктатуры Единого мирового правительства, ориентированного на победу над массами, выступающими за сохранение личного пространства и индивидуальные права. Вопрос о том, кому достанется победа в этом противоборстве сил остается открытым. Все видели, какие анти глобальные последствия вызвал Гамбургский саммит в формате G-20. Поэтому мнения специалистов по проблеме глобализации различны. Для некоторых глобализация под управлением единого центра это – заблуждение, которое может вызвать эффект ветхозаветной Вавилонской башни, о судьбе которой в 1869 г. Н.Я. Данилевский писал: «Она стала памятником человеческой гордыне, приведшей к тому, что люди перестали понимать друг друга». [2, 115]

В 2008 г. Д.Эстулин в своей книге «Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе» писал: «Прогресс состоит не в том, чтобы идти всем в одном направлении (в таком случае он скоро бы прекратился), а в том, чтобы исходить все поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, во всех направлениях». [7, 10-11]

Если взглянуть на глобализацию как на высшую из до сих пор известных нам форм прогресса, то останавливать ее по меньшей мере, не логично. Другое дело, изменить курс с узурпации власти и монополизации управления и задать для суверенного, национального государства параметры новых, открывающихся, посредством глобализации, возможностей. Эта позиция, на наш взгляд, является оптимальной. Э.Тоффлер говорил, что «в процессе глобализации национальные государства играют особую роль, поскольку именно они во многом определяют уровень распространения современных процессов и направление их развития». [10, 344]

Но, чтобы государство могло войти в эту роль, оно, во-первых, должно быть сильным, во-вторых, – иметь гибкую, продуманную внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому глобализация интерпретируется с процессом создания и укрепления государств, то есть, как процесс упорядочивания мира, инструментом которого являются, как уже было отмечено, сильные государства с единым консультативным, а не управляющим центром.

Суверенные национальные государства в процессах глобализации являются ведущими игроками. Однако мы видим, как крупные державы, обладающие ядерным потенциалом, настойчиво борются за мировое лидерство, считая, что имеют моральное право диктовать свои условия суверенным государствам и устанавливать в различных регионах мира свой порядок. Тогда как ущемление суверенитета национальных государств, угрозы жизненно важным интересам, населяющих их народов, провоцируют ответные действия – террористические выпады, с которыми в одиночку, даже очень сильной стране справиться не под силу. Представители РАН РФ – Е.Б.Рашковский и В.Г.Хорос пишут: «Сегодня требуется активно включиться в процесс глобализации, мобилизовать цивилизационные ресурсы различных сообществ для решения возникших общемировых проблем, на которые первым «вынесло» Запад, но с которыми можно справиться только сообща».[5, 14-18]

Военный потенциал является основным средством обеспечения национального суверенитета и национальной безопасности. Его наличие необходимо в целях сохранения национального суверенитета, на случай серьезных сбоев в структурах глобального управления и поддержания международного мира.

Однако в целях сохранения своего значения, военный потенциал должен иметь хорошую экономическую базу, так как экстенсивное и интенсивное военное строительство требует огромных вложений и сталкивается с проблемой постоянного устаревания военно-технологических компонентов внешнего влияния. Хотя, в определенных ситуациях наличный совокупный потенциал может частично транслироваться в реальное международное влияние. В одних случаях недостаток ресурсов международного влияния может компенсироваться умелой внешнеполитической стратегией и дипломатией, в других – потенциал наличных ресурсов в силу тех или иных субъективных и объективных причин может быть реализован не до конца.

Заслуживает внимания исследование, проведенное институтом общественного проектирования совместно с МГИМО (РФ) под названием  «Политический атлас современности». [4] В нем была приведена система комплексных индексов, при анализе которых математически стало очевидно, что чем выше индекс государственности, тем ниже уровень внешних и внутренних угроз. Иными словами, наша гипотеза о здоровом государстве, нашла научное подтверждение о том, что только сильные государственные образования в состоянии успешно отвечать на современные угрозы.

Практике государств широко известны существующие проблемы исключительной централизации или наоборот децентрализации принимаемых решений. Централизация всегда подвержена вызову. Тотальная централизация невозможна даже в рамках отдельного государства. Это отражает природу человеческого общества, одним из принципов которого является постоянное отождествление себя с определенной группой, интересы которой должны доминировать по сравнению с другими при принятии решений. Вместе с тем карта мира постоянно была и в ближайшей перспективе останется расколотой на множество отдельных образований, в каждом из которых может и должно приниматься самостоятельное решение, если оно не угрожает существованию всего человечества.

Анализируя любое образование, отметим, что оно крайне текуче, причем не только и не столько в отделенной перспективе, как в текущем политическом режиме. Глобализация идет через постоянные центростремительные процессы соединения отдельных экономик и стран, но она также автоматически сопряжена с процессами разъединения и автономизации.

Укрепляя свою суверенность, начиная с середины 1993 г. Азербайджан «на своем поле» исследуя, практически все направления, включился в процессы мировой глобализации. При этом ему удалось стать активным участником региональных интеграционных процессов, автором глобальных проектов, суть которых - увеличение коммуни­кационной значимости страны на международной арене. Кроме самоутверждения и приобретения авторитета на международной арене, его действия были направлены на достижение экономической выгоды для своего народа, и для региона, в целом. Действительно, инициируя, или же, создавая экономические проекты, совместно с иностранными инвесторами и финансовыми структурами, Азербайджан, фактически, преследовал цель развития всего Южно-Кавказского пространства, так как экономическая модернизация региона может послужить основой для решения существующих здесь на протяжении долгих лет этнических конфликтов.

Следует отметить, что на исполнителя главной роли в региональных и международных проектах, Азербайджан изначально был определен своим географическим расположением на пути основных транспортных коридоров, связывающих Восток и Запад, а также Север и Юг. Создание по инициативе Гейдара Алиева Со­юза ГУУАМ стало первым шагом на пути к политическому и экономическому объединению интересов ряда государств. Реализуемая при поддержке Европейского Союза программа ТРАСЕКА – «Великий шелковый путь» создала предпосылки для экономического возрождения азербайджанских регионов. Создаваемые при реализации этого проекта новые рабочие места, производственные комплексы, совершенствование сферы услуг, интенсификация и модернизация строительных работ и градостроительства являются лучшим показателем экономической эффективности интеграционных проектов. Этот проект связал Азербайджан, с одной стороны, с Западом, с другой, – с Востоком. Возрождая исторические традиции и, возвращая забытые в прошлом коммуникационные проекты, руководство страны ставило перед собой цель эффективного экономического развития и движение вперед во имя сильного государства и демократии, стабильности и перспективного развития будущих поколений. [1] Однако без опыта демократических преобразований, без политической стабильности и существенных предпосылок экономического развития в Азербайджане, реализация этих проектов столкнулась бы с серьезными трудностями. Благодаря историческому опыту, накопленному в период 1918-1920 гг. когда Азербайджан первым на Востоке вошел в статус демократической республики, модернизация современного Азербайджана совершила чудо.

Приоритет при формировании и реализации того или иного экономического проекта в Азербайджане, отдается тому, который отвечает его национальным интересам, способствует экономическому развитию регионов, повышению благосостояния граждан и, главное, если этот проект долгосрочен и его экономическая выгода будет служить развитию будущих поколений. Фактическим, а не голословным подтверждением того, что Азербайджан не пассивный участник глобальной интеграции, а, действительный региональный игрок, является подписание в 1994 г. «Контракта века», строительство и запуск нефтяных и газового трубопроводов. Гениальная задумка Гейдара Алиева и претворение в жизнь этого проекта послужили укреплению государственности страны, экономической выгоды для Азербайджана, для стран региона, для многих стран мира – участников проекта. Кроме всего, это еще более послужило интегрированию Азербайджана в Европу. Будучи страной с превалирующим мусульманским населением, он всегда был ее частью (вспомним первые дипломатические отношения азербайджанского государства Аккоюнлу с Венецией, Генуей, Кипром, Польшей, Константинополем и другими). В настоящее время Азербайджан активно сотрудничает со всеми евро­пейскими структурами. В экономической плоскости особое внимание в свете глобализационных процессов уделя­ется расширению и совершенствованию отношений с Европейским Союзом. В своем сотрудничестве с этой авторитетной структурой Азербайджан преследует цель эффективного развития национальной экономики, ее полной интеграции в экономическое и финансовое пространство Европы и постоянное усиление собственной роли и значимости в общеевропейских делах, в частно­сти, в построении стабильной и эффективной архитектуры европейской безопасности в XXI веке. Кроме того, укрепляя свою политическую значимость, Азербайджан является членом двух крупных европейских структур – Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Большое внимание уделяется сотрудничеству с важным элементом евроатлантической безопасности – НАТО. Новые угрозы и вызовы глобализирующегося мирового прост­ранства создают необходимость спло­ченных действий в борьбе с международным терроризмом и сепаратизмом, этническим насилием и стремлением к сецессии. [1]

Как демократическое государство Азербайджан придерживается курса на усиление правовых и демократических основ.

Пример Азербайджана показывает необходимость создания развитого, гражданского общества, что является приоритетной целью для всех сфер политического истэблишмента. Свободное функционирование средств массовой информации, беспрепятственная деятельность неправительственных организаций – третьего сектора, объединений и ассоциаций, свобода слова, волеизъявления, мысли, вероисповедания являются прерогативой общественно-политического развития современного Азербайджана.

Лилия Мирзазаде,

заведующая отделом Северный Кавказ института Кавказоведения НАН Азербайджана

Список использованной литературы

1) Азербайджан в эпоху глобализации: стратегия развития. Зелот или иродианин. http://www.legal.az/

2) Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., Киев: Наукова думка, 1988. Т.I., ч.I, гл.IV, 260 с.

3) Кузнецов В. Что такое глобализация? // МЭиМО. № 2, 1998. № 2, c.13

4) Политический атлас современности / Полис, №5, 2006

5) Рашковский Е., Хорос В. Мировые цивилизации и современность: (К методологии анализа) // Мировая экономика и международные отношения. М., 2002.N 1, с.14-18

6) Труевцев К.М. Глобализация как политический процесс. Нац. исслед. ун-т «ВШЭ». М.: Изд. дом ВШЭ, 2012, 36 с.

7) Эстулин Д. Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе / Пер. с исп. Жук И.В., 2-е изд., Минск: Попурри, 2009, 288 с.

8) Ohmae K. The Bordless World – Power and the Strategy in the Interlinked Economy. Fontana, 1990

9) Toffler A. The Third Wave. - N.Y., 1980, p. 344 / http://worldpolities. org / 10 сентября 2009

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Russian military 'drills' point to imminent final clash in Syria
30 августа 2018 The Washington Times

Russian military 'drills' point to imminent final clash in Syria

Russia's navy announced it will open ''large-scale drills'' in the Mediterranean on Saturday in the latest sign that a major...

Далее...
Иран и Северная Корея: чего ждать от новой «игры престолов» Болтона и Трампа?
09 апреля 2018 Valdaiclub.com

Иран и Северная Корея: чего ждать от новой «игры престолов» Болтона и Трампа?

Назначение Джона Болтона советником президента США по национальной безопасности первоначально приведёт к снижению сопротивления со стороны бюрократии внешнеполитическим замыслам президента Дональда Трампа.

Далее...