Перспективы ЕС в плане природного газа Восточного Средиземноморья: призывы в связи с пятым энергетическим коридором | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Перспективы ЕС в плане природного газа Восточного Средиземноморья: призывы в связи с пятым энергетическим коридором

Ваша местоположение: Главная »» Политика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
10652
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 20 ноября 2014 – Newtimes.az

На фоне украинского кризиса разветвление снабжения и необходимость уменьшения российской монополии на газ стало важной задачей Союза. Роль здесь Южного Газового Коридора (ЮГД), считающегося четвертым энергетическим коридором, неоспорима. Но если учесть объем транспортируемого через ЮГД в Европу газа, то слишком мала вероятность того, что проект станет переломным моментом. Для разветвления источников и маршрутов есть множество альтернатив. Запасы углеводородов в Восточном Средиземноморье могут быть и не быть очередной альтернативой для политики разветвления ЕС. Согласно информации Геологической Службы США, запасы углеводородов Восточного Средиземноморья составляют 3,4 трлн. кубометров. А это означает, что потребности ЕС в природном газе будут удовлетворяться несколько лет. Потребности всех государств Средиземноморского бассейна (кроме Египта) удовлетворяют зарубежные страны.

Нестабильная геополитическая ситуация в бассейне юго-восточной части Средиземного моря, вызванная «арабской весной», государственный переворот в Египте, гражданская война в Сирии, радикально-исламский фактор, известный как ИГИШ, напряженность между Турцией и Израилем и израильско-палестинский конфликт оказали и будут оказывать в дальнейшем сильное влияние на энергетическую картину региона.

С точки зрения будущего снабжения для транспортировки природного газа Восточно-Средиземноморского бассейна есть достаточно возможностей: Арабская Газовая Сеть, Израильско-Кипрский завод жидкого газа в пункте Вассиликос, завод жидкого газа на территории Израиля, провод Левиатхан-Джейхан, Египетский терминал по экспорту жидкого газа и Восточно-Средиземноморский провод.

Арабская газовая сеть (АГС) берет начало в Египте, пролегает через Иорданию, Сирию и Ливан и простирается до Турции. Однако с точки зрения безопасности этот провод не может функционировать. В ходе массовых протестов в Египте этот провод даже подвергался нападениям со стороны радикалов. Кроме того, Турция намерена соединить этот провод с проводами в Алеппо (Сирия) и Килис (Турция), которые предполагает построить на своей территории. Договоренность о протягивании АГС до Турции и Европы и соединении ее с инфраструктурой Ирака была достигнута еще в 2008 году. Государства-участники – это Турция, Ирак, Египет Иордания, Сирия, а с 2005 года – Евросоюз, поддерживавший проект «Евро-арабский проект газового рынка Машрег», имеющей своей целью стимулировать интеграцию между указанными государствами и создание единого газового рынка.

Открытие новых месторождений на мелких водах Восточного Средиземноморья (полоса Ашкелон/Газа) и территориальных водах Израиля (Тамар/Левиатхан) и Кипра (Афродита) привлекло в район энергетические компании. Месторождения «Левиатхан» и «Афродита» расположены близко друг к другу, что облегчает транспортировку газа в Вассиликосский завод жидкого газа на Кипре в будущем. Эти месторождения могут не только удовлетворять внутренние потребности Кипра и Израиля, но и превратить их в экспортеров природного газа. Однако строительство завода по сжижению газа будет для Кипра дорогостоящей инициативой (примерно 15-20 млрд. долларов США). С другой стороны, Израиль все еще не проявил официальный интерес к вложению инвестиций в терминал жидкого газа в Вассиликосе и использованию его для транспортировки. Проведение в этих месторождениях разведывательных работ имеет для Кипра важное значение, поскольку тем самым страна получит достаточный объем газа для строительства и обеспечения указанного терминала. Но спор между Турцией и Кипром усложняет ситуацию. Турция считает, что, пока конфликт не будет урегулирован, правительство Кипра не может эксплуатировать в одиночку природные запасы острова. Но, несмотря на сопротивление Турции, Кипр продолжает разведывательные работы. Наряду с этим Кипр может транспортировать газ в Европу по альтернативному маршруту через Турцию и посредством Восточно-Средиземноморского провода через остров Крит в Грецию. Сотрудничество в энергетической сфере может улучшить отношения Турции с Кипром и Израилем, а также, превратив Турцию в энергетический узел, упрочить позиции страны в отношениях с ЕС, поставив Евросоюз в транзитную зависимость.

Несмотря на достигнутую между Кипром и Грецией договоренность по газовой разведке в месторождениях, заложенных в спорных с Турцией водах, работы все еще не начались. Причиной тому является препятствование турецких военных судов работам, так как Турция объявила эти воды своей Исключительной Экономической Зоной. Политическая проблема Турции с Израилем и Кипром оставила ее в стороне от энергетических проектов Средиземного моря и газовой разведки.

В знак протеста против проведения итальянской компанией ENİ  и корейской компанией KOGAS разведывательных работ в месторождении под названием «Блок 9» исследовательское судно и два военных корабля Турции вошли в спорные воды Кипра, в результате чего мирные переговоры Турция-Кипр были остановлены. Однако, согласно изданию «Famagusta Gazette», главнокомандование вооруженными силами Турции заявило, что военный корабль, принадлежащий Турции, вел наблюдения в 9-ти километрах от платформы в целях обеспечения безопасности в море в рамках операции «Средиземноморский Щит». В начале октября Турция заявила о проведении в водах, считающихся Исключительной Экономической Зоной Кипра, сейсмических исследований. В своей статье Майкл Лей пишет: «Турция хочет включить в переговоры по урегулированию конфликта энергетический вопрос в море».

Несмотря на предупреждение Турции о прекращении компанией ENİ разведывательных работ в спорных водах Кипра, компании Total, ENİ и KOGAS получили на предстоящие годы лицензию на буровые работы в 2, 3, 9, 10 и 11 блоках Кипра. Сразу после этого Анкара остановила все проекты с компанией ENİ, включая и нефтепровод Самсун-Джейхан. Но, если учесть, что ENİ – один из акционеров проекта «Южный поток», то этот шаг можно расценить как попытку выступить против позиции Москвы.

Несмотря на позицию Турции, ООН признает полный суверенитет Кипра над водным бассейном и сушей, и в этом плане Кипр подписал с Египтом, Ливаном и Израилем соглашения о демаркации. Но из-за протеста Турции эти месторождения не эксплуатируются. Турция настаивает на том, что природными богатствами острова должны пользоваться не только население южной части, но и всего острова (включая тюркских кипрян). Турция не верит в гарантии правительства греческого Кипра о том, что эти богатства принесут пользу всему населению острова. Благодаря строительству на своей территории завода жидкого газа и трубопроводов Кипр желает превратиться в энергетический узел региона. С другой стороны, в случае ухудшения отношений с Турцией Кипр может остановить поток газа в Турцию, создав тем самым  технические проблемы в трубопроводах.

Но после избрания в Египте президентом Мухаммеда Мурси правительство Египта отменило соглашение о демаркации между Египтом и Кипром, и приняло решение о пересмотре морских границ двух стран. Одним из условий, разочаровавших Кипр, стал учет при этом и позиции Турции как третьей страны. Согласно новому закону, соглашению, подписанному Египтом и Кипром в 2013 году, предпочли соглашение о демаркации между Кипром и Израилем 2012 года, не подписанное Египтом. Наряду с этим заводы жидкого газа, расположенные в портах Эйлат, Ашкелон, Ашдод и Хайфа, имеют важное значение в разветвлении маршрутов. На пути строительства и реализации Восточно-Средиземноморского Газопровода, который может простираться от Израиля в Кипр и далее в Грецию, а оттуда связующими проводами – на Балканы и в Италию, все еще остаются технические и финансовые вопросы. Согласно трехстороннему договору между Израилем, Кипром и Грецией в связи с «Восточно-Средиземноморским Энергетическим коридором», подписанному в 2012 году, предусматривается транспортировка кипрского и израильского газа в Грецию.

Еще одна альтернатива – это строительство провода из Израиля (Левиатхан) в Турцию (Джейхан). Но существующая между Турцией и Израилем политическая проблема, а также крайняя дороговизна проекта затрудняют реализацию этого плана. Прокладка трубы с использованием территории и вод Ливана и Сирии может стать еще одним вариантом, но ситуация с безопасностью в этих странах вызывает беспокойство, так как, согласно информации газеты «Jerusalem Post», во время массовых протестов в Египте радикалы напали на Синайский трубопровод, в результате чего газоснабжение Израиля было прекращено. Именно по этой причине прокладка трубопровода Левиатхан-Джейхан через Ливан и Сирию может быть опасным выбором.

Потепление в отношениях Турции и Израиля произошло после визита президента США Б.Обамы в Израиль в 2013 году. По настоянию Обамы Нетаньяху извинился за инцидент «Голубой Мрамор». Но Кипр не заинтересован в сближении Израиля и Турции, так как это мешает энергетическому сотрудничеству с Израилем. После избрания Реджепа Тайипа Эрдогана президентом Турции и последней бомбардировки сектора Газа Турция вновь прекратила контакты с Израилем.

Выбор сотрудничества между Турцией ли или Кипром – это стратегическое для Израиля решение, так как строительство трубопровода в турецком направлении кажется сильно привлекательным с точки зрения цены, способностей к маневрированию и географического расположения страны между Азией и Европой. Карен Аят пишет: «Быть может, Израиль выберет не делать выбор и…будет сотрудничать как с Турцией, так и с Кипром. Разветвляя маршруты, Израиль «не будет складывать все яйца в одну корзину». Но это будет возможно только в случае разрешения споров.

Улучшение отношений между Турцией и Израилем было бы на пользу и России. В таком случае благодаря строительству трубопровода природного газа «Голубой поток II» появятся благоприятные условия для транспортировки газа в Израиль. Кроме того, Россия уже заявила о своем намерении проводить разведывательные работы в Восточном Средиземноморье. Поэтому для усиления связей с Кипром и Грецией Россия рассматривает вопросы вложения инвестиций в экономику этих стран, газообеспечения (только Греции) и  поддержания Кипра в спорах с Турцией.

Согласно информации РИА Новости, в 2013 году между «Газпром»ом и «Levant LNG Marketing Corporation» подписан 20-летний договор о поставке израильского газа, который будет добываться в рамках проекта «Тамар». Несмотря на небольшой объем израильского газа, Россия, получив дополнительные преимущества в отношениях с ЕС, хочет контролировать газовые потоки в Европу. В свою очередь министр энергетики Турции отметил, что в противовес стратегическому сотрудничеству российские компании «Газпром» и «Роснефть» не будут участвовать в этих проектах. А российская сторона, напомнив о недопустимости расстройства отношений с Турцией из-за непризнания запасов и прохождения проекта «Южного потока» через территориальные воды этой страны, отметила крайнюю рискованность разведывательных работ.

Сохбет Карбуз, в своем интервью говоривший о перспективах Восточно-Средиземноморского газа, отметил, что с точки зрения имеющихся с «Газпром»ом договоров и объема экспортируемого в Европу газа, а также газовых запасов Израиля и Кипра и времени, требуемого для добычи, Восточно-Средиземноморский газ не есть для Европы решение вопроса. В другом интервью С.Карбуз говорил, что «потенциально Израиль и Кипр могут предложить Европе газ, равный примерно объему, который предложит Азербайджан через Южный Газовый Коридор, …однако по более низкой цене».

Спорной является тема о том, в состоянии ли средиземноморский газ в корне изменить ситуацию для ЕС. Но Южный Газовый Коридор как необходимая часть инфраструктуры, обладающая правовой базой, будет полностью сдан в эксплуатацию только в 2018 году. Поэтому требуется время, достаточное количество газовых запасов и благоприятная политическая ситуация. А для реализации пятого энергетического коридора, предусматривающего транспортировку израильского и кипрского газа через Восточно-Средиземноморский газопровод или в виде жидкого газа в Европу, требуется достаточное количество запасов газа и благоприятная политическая среда. Территориальные споры и нестабильность же здесь создают препятствия.

Из-за напряженных отношений между Кипром и Израилем Турция осталась в стороне от возможных разведывательных работ и проектов трубопровода. Но один из вопросов заключается в следующем: согласятся ли Израиль и Кипр с ценами, которые хотят платить европейские клиенты? С другой стороны, Израиль и Кипр рассматривают и поставку газа в Иорданию и Оман. В состоянии ли эти государства разветвлять свой экспорт одновременно в азиатском и европейском направлениях? Из-за высокой цены на жидкий газ в Азии США ориентированы на эти рынки, что создает для средиземноморского газа конкуренцию. Но, как и Южный Газовый Коридор, Восточно-Средиземноморский газ также не означает для Европы избавление зависимости от российских цен на газ и монополии на «трубу». Это просто – уменьшение монополии. 

Ильгар Гурбанов

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...