Тайные операции на Кавказе между Первой и Второй мировыми войнами | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Тайные операции на Кавказе между Первой и Второй мировыми войнами

Ваша местоположение: Главная »» Политика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
75085
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 7 ноября 2014 – Newtimes.az

Вторая четверть ХХ века характеризуется разворачиванием острого геостратегического соперничества вокруг одного из важнейших в геополитическом и геоэкономическом отношении регионов мира – Кавказа. Это явилось логическим продолжением геоисторического процесса, длившегося в этом регионе мира на протяжении предыдущих двух столетий.

Неслучайно классик немецкой геополитики Карл Хаусхофер включал Кавказ в мировую карту «зон боевых действий на границах континентов», наряду с «известными в истории зон борьбы» – Босфором, Гибралтаром, зоной Суэцкого канала и рядом других конфликтогенных зон начала XX века.

Геополитическое значение Кавказа – этого гигантского природного моста из Европы в Азию – значительно возросло сразу же после окончания советизации региона в начале 20-х годов прошлого века. Уже в этот период ряд стран Запада и Востока проявляли пристальный интерес к этому региону, и, в особенности, к бурно развивающемуся Бакинскому нефтепромышленному району. В целом, Кавказ становится объектом «большой геостратегической игры», возобновившейся в межвоенный период. Начиная с этого периода, генштабы и спецслужбы ведущих западных государств разрабатывали различные варианты отторжения нефтеносных областей Кавказа от СССР и создания здесь некоего нефтяного государства.

В 30-е годы достаточно большую активность в «кавказском направлении» проявляла Польша. Польские спецслужбы, и, прежде всего 2-й отдел Генштаба, еще в середине 20-х годов установили контакты с лидерами кавказской эмиграции в Турции. По замыслу польского Генштаба, после начала военных действий Германии против Советского Союза Польша должна была оказать военно-техническую помощь местным повстанческим формированиям, которые, по его мнению, неизбежно должны были появиться на Кавказе. Достаточно отметить лишь тот факт, что за 1921-1940 гг. на территории Северного Кавказа произошло не менее шести крупных повстанческих антисоветских выступлений.

В контексте планов Японии по отношению Туркестана, Якутии и Монголии интерес к Кавказу проявляла и японская разведка. В конце 30-х годов она значительно усилила свою деятельность на юге Советского Союза с территории Турции, Ирана, Афганистана. Причем, как и польская разведка, японцы устанавливают тесные связи с кавказской эмиграцией, стремясь использовать ее для подготовки диверсионных актов, пропагандистской обработки населения и организации повстанческих отрядов на случай начала войны. Японцев, в частности, интересовали возможности осуществления диверсий на Бакинских нефтепромыслах, нефтехранилищах и нефтеперерабатывающих предприятиях Грозного, а по Каспию – воспрепятствовать подвозу горючего в устье Волги. Помимо этого, японцы прямо заявляли представителям кавказской эмиграции, что первое же хорошо подготовленное восстание на Кавказе даст возможность создать кавказское правительство, которое незамедлительно будет признано Японией и Германией.

Заинтересованность Кавказом проявляла и фашистская Италия. Поддерживая связи с кавказскими эмигрантскими кругами, итальянские спецслужбы проводили сбор информации об обстановке в советском Закавказье, изучали вопросы снабжения повстанческих отрядов на Кавказе оружием, боеприпасами, амуницией и даже факторы, связанные с возможностью закамуфлированной переброски подразделений итальянской армии под предлогом освоения сельскохозяйственных и лесных концессий в районах ирано-советской и турецко-советской границы.

Свои традиционные многовековые стратегические интересы на Кавказе имела и Турция. Весьма показательным было отношение западных стран в 20-е гг. к планам Турции на Кавказе. В целом считалось, что переход под власть Турции советского Кавказа стал бы очевидным прогрессом и отвечал интересам западных держав. В частности, британское правительство не возражало против передачи Турции Аджарии, части Армении и Азербайджана (до Куры). Более того, турецкое правительство могло бы рассчитывать на получение кредитов для освоения новых территорий. Считалось, что появление турецких войск на Кавказе могло бы привести к вооруженному восстанию в Азербайджане, которое могло бы перекинуться даже на Среднюю Азию.

Летом 1932 г. Генштаб турецкой армии в лице военной разведки взял под свое покровительство работу по оказанию технической помощи кавказским эмигрантам в создании военно-разведывательных пунктов вдоль советских границ. В то же время Турция стремилась в этот период не обострять отношения с СССР, считая это преждевременным. Имея в целом добрососедские отношения со своим северным соседом, который к тому же поддержал новую Турцию и его лидера Мустафу Кемаля Ататюрка в трудные времена, руководство этой страны не желало беспричинно осложнять их поспешными и рискованными шагами. Однако все же перед началом Второй мировой войны в Чечне усилилась пропаганда объединения мусульман Кавказа под протекторатом Турции.

Безусловно, весьма активную разведывательную работу на Кавказе и, в частности, в Баку проводили и спецслужбы Германии. Так, будущий шеф IV Управления РСХА (гестапо) Генрих Мюллер 17 октября 1938 г. (под фамилией инженера Краузе) в составе экспертов крупповского концерна приезжал в Баку для налаживания агентурной сети из членов и активистов находившейся в подполье армянской националистической организации «Дашнакцутюн» с целью подготовки диверсий в городе нефти. Достаточно активную работу по развертыванию своей агентурной сети на Кавказе проводила и немецкая разведка («Абвер»), стараясь при этом использовать руководителей кавказской эмиграции.

В борьбе за Кавказ западные страны не прочь были использовать и традиционную враждебность северокавказского казачества против красной Москвы. В этом контексте весьма любопытным является эпизод, связанный со знаменитым полковником Лоуренсом Аравийским, который в 1925-1929 гг., находясь в Пешаваре и Карачи, вел разведывательную работу по Советскому Союзу с сопредельных территорий. Английским полковником была выдвинута идея установления британского протектората над Кавказом. Территория же старого Дона, Кубани, Калмыкии, Ставрополья, Терека, Крыма, Нижне-Волжского края и Оренбуржья составила бы союзное с Англией государство новых донцов. Однако гибель полковника Лоуренса в результате дорожно-транспортного происшествия в мае 1935 г. положила конец этому амбициозному проекту.

В целом же всем этим далеко идущим планам не суждено было сбыться благодаря эффективной контрразведывательной работе советских спецслужб и кардинально изменившимся военно-стратегическим приоритетам западных держав в отношении Кавказа в ходе Второй мировой войны.

Парвин Дарабади,

Доктор исторических наук, профессор

Источники

  1. Карл Хаусхофер, Границы в их географическом и политическом значении // О геополитике. – М.: «Мысль», 2001, с. 127.
  2. Лев Соцков. Неизвестный сепаратизм. Из секретных досье разведки. – М: «Рипол Классик», 2003. – 336 с.
  3. 100 великих военных тайн. – М.: «Вече», 2009. – 810 с.
  4. Ровшан Мустафаев. Танго смерти. – М., 2008, с.32-33.

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...