Организация Объединенных Наций: в свете современных вызовов, интерсоциальности и необходимости реформ | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Организация Объединенных Наций: в свете современных вызовов, интерсоциальности и необходимости реформ

Ваша местоположение: Главная »» Международные организации »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
1247
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 25 мая 2018 – Newtimes.az

Резюме: В статье анализируются возможности совершенствования механизма обеспечения безопасности на фоне региональных и глобальных процессов в мире. Указывается, что возможны различные подходы к геополитической динамике. В качестве примера приводится анализ французского исследователя Бертрана Бади. По его мнению, мир вступает в этап «интеристории», что характеризуется «интерсоциальностью». Такой подход позволяет рассматривать мировой порядок в целом, возможность регулирования международных отношений и роль в этом процессе Организации Объединенных Наций в новой плоскости. В статье проведен геополитико-теоретический анализ этой проблемы.

Научные исследователи широко изучают особенности нынешнего этапа истории. Этот вопрос достаточно актуален в контексте глобальной геополитики. Так, возникла острая необходимость в анализе взаимосвязи таких проблем, как новый мировой порядок, глобальная безопасность, изменения, проявляющиеся в человечестве. Этот вопрос имеет особое значение с точки зрения обеспечения в рамках современных условий эффективной деятельности международных организаций. Трудности, с которыми сталкиваются такие организации, как ООН, в обеспечении глобальной безопасности, вызывают различные вопросы. Найдя ответ на них, можно фактически разработать теоретические основы формирования нового мирового порядка. К сожалению, пока эта проблема не нашла своего разрешения. Однако ряд интересных исследований и вытекающие из них важные выводы имеются. Остановимся на них подробнее.

Геополитическая динамика: соперничество суперсил

В настоящее время специалисты отмечают, что в мировой политике царит хаос. В частности, проблемы, порожденные событиями, происходящими на Ближнем Востоке, оказывают серьезное влияние на глобальную геополитическую картину. Теперь очевидно, что мировой геополитический порядок находится под большой угрозой. Существующие механизмы регулирования и управления не так эффективны, как в прошлом. Великие державы пытаются применить свою силу, решать вопросы мирового значения в соответствии со своими интересами.

В этом аспекте наибольшую активность проявляют крупные государства Европы (Великобритания, Франция и Германия), США и Россия. Китай пока проявляет сдержанность. Пекин не вмешивается в противоречия, но и пассивную позицию не занимает. Китай предпринимает активные военно-геополитические шаги в азиатско-тихоокеанском бассейне, в частности, демонстрирует достаточную активность в Южно-Китайском море.

Сейчас геополитическая война США и России на Ближнем Востоке достигла кульминационной точки. Они в прямом смысле соперничают в Сирии и Ираке. После исторической ошибки с Иерусалимом, совершенной президентом США Дональдом Трампом, Москва на Ближнем Востоке еще более активизировалась. За короткое время Владимир Путин посетил Египет, Сирию и Турцию. Президент России встречался с главой турецкого государства Реджепом Тайибом Эрдоганом в целом восемь раз! Кремль взял курс на подъем военно-политического присутствия в Сирии на новый уровень. Он пытается контролировать ситуацию на местах не численностью здесь своих солдат, а посредством союзников. Естественно, для этого надо принимать решения в соответствии с принципами международного права. Так, должен быть соответствующий мандат ООН. В противном случае могут возникнуть новые противоречия.

По сути процессы разворачиваются именно в этом направлении. Признаков того, что противостояние Вашингтона и Москвы на Ближнем Востоке будет разрешено в соответствии с документами ООН, не видно. Серьезно влияет на международные отношения и другой вопрос, связанный с Украиной. Война в Восточной Украине не прекращается. Россия здесь достаточно активна. Военные столкновения усиливаются. Если к этому добавить еще и Крым, то нетрудно представить, насколько ситуация сложна.

Наконец, к сказанному можно добавить сложившуюся сложную геополитическую ситуацию на Южном Кавказе в результате агрессии Армении против Азербайджана, объявление двумя регионами Грузии о своей независимости, проблемы с Ираном и Северной Кореей. И невозможно прогнозировать, какие еще трудности возникнут. Существующая глобальная ситуация настолько сложна и тонка, что трудно предсказать, как и где какой вопрос проявится. Он может возникнуть перед человечеством и как демографическая проблема, и как противоречие между цивилизациями, и как религиозные распри, и как мазхабская война, и как климатическая проблема, и как широкое распространение бедности или кибервойны.

Механизмы регулирования: после Вестфаля...

Все это – достаточно чувствительные вопросы, и вероятность их реализации немала. Естественно, возникает вопрос: а нет ли тех или иных механизмов, которые были бы в состоянии решить проблемы международного уровня? Конечно, есть. Одним из пространств реализации является Организация Объединенных Наций. Но основная проблема заключается в том, что коренным образом меняются социальные, политические, геополитические военные, экономические, информационные, технологические, экологические и прочие характеристики самого мира. Человечество вступило уже в качественно новую динамику. А система международных отношений, которой руководствуется ООН, сформировалась в прошлом веке сразу после Второй Мировой войны. Их правовые основы составляют принципы Вестфальского договора. Известно, что Вестфальская система международных отношений была разработана на основе правовой базы Вестфальского мирного договора, подписанного после Тридцатилетней войны в Европе в 1648 году. Здесь основной принцип заключается в неприкосновенности суверенитета государств и запуске определенных правил для недопущения оккупации слабых сильнейшими (1).

Вестфальская система предостерегала сильных от прямого применения силы, что значительно ограничивало применение силы как основной принцип урегулирования отношений между государствами до данного договора. Уже признавалось право сильнейших объединиться и выступить против сильного государства в случае его нападения на другое государство. «Вестфальская система впервые утвердила полный суверенитет государств на своей территории и в международных делах, легитимизировала понятие «национальное государство» с его границами, точными функциями и задачами» (1).

Однако произошедшие подряд две мировые войны выявили наличие серьезных недостатков в урегулировании международных отношений. И ряд государств, выступая вновь с позиции силы, старались обеспечить свои интересы, выдвигая имперские амбиции. Для выхода из создавшейся ситуации после Первой Мировой войны была создана Лига Наций, а после Второй Мировой войны – Организация Объединенных Наций. Подобные изменения напрямую были связаны в целом с произошедшими в глобальном масштабе геополитическими трансформациями. Было ясно, что предостережение сильных государств от применения силы не регулируется достаточно действенными механизмами и необходимо разработать новые, более эффективные механизмы. К таковым относилась разработка наряду суверенитетом и «системы коллективной безопасности». Правда, в Вестфальском договоре было положение о коллективной обороне. Но две разрушительные войны продемонстрировали важность придания этому понятию нового содержания. По этой причине принцип обеспечения коллективной безопасности в ООН занял одно из главных мест. В первом пункте первой главы Устава ООН о целях и принципах говорится: «Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира...» (2).

Некоторое время эти правила в международных отношениях давали свои плоды. Но постепенно становилось очевидно, что ряд больших государств уже переходят за поставленные рамки. Это происходило главным образом на фоне противостояния США-СССР. Происходившее в связи с Вьетнамом, Афганистаном, некоторыми странами Латинской Америки (к примеру, Панама, Боливия и т.д) указывало на то, что суверенитет и безопасность отнюдь не всех членов ООН гарантирована. Правда, наряду с этим Америка и Советский Союз предприняли конкретные шаги в направлении ограничения оружия массового поражения, запрета применения нового оружия (вспомним известные договоры «СНВ-1» и «СНВ-2»). Но число проблем международного масштаба не уменьшалось, а время от времени даже возникали еще более острые их формы.

Например, война между двумя суперсилами – США И СССР – была предотвращена в последний момент. Мир жил в страхе наступления в любой момент крупных экологических катастроф в связи с запуском ядерных реакторов. Постепенно в отдельных регионах вспыхивали очень опасные конфликты. В этом ряду можно отметить Иранскую революцию и обострение международных отношений после нее.

Наконец, 80-90-е годы прошлого века стали поворотным пунктом в мировой политике. СССР, который был одним из двух больших геополитических, экономических, политических, военных сил, и вместе с ним социалистический лагерь распались. В этот момент в геополитических теориях также наблюдались серьезные изменения. Интересная и важная сторона проблемы заключается в том, что в проведенных исследованиях однозначно отмечалось, что главной организацией, регулирующей систему международных отношений в быстро меняющейся геополитической ситуации, является ООН. А в некоторых исследованиях особо обосновывалась мысль о росте стратегической значимости ООН. В этом контексте достаточно интересны рассуждения французского ученого Бертрана Бади.

Конец истории или новая история: еще один подход

Известный эксперт в области международных отношений и профессор Парижского Института Политических Исследований Бертран Бади пишет, что в конце прошлого века были особые причины для появления тезиса о конце истории. Это было связано с минованием угрозы войны в ее классическом смысле. Многие исследователи считали, что мир является «свидетелем конца международных отношений» (3).

Главную причину для появления такой позиции исследователь видит в реалистической парадигме о характере международного сообщества, корень которой был заложен в трудах известного английского философа и политического мыслителя Томаса Гоббса. Согласно этой парадигме, политика – арена межгосударственной конфронтации и вооруженных конфликтов (3, с.6).

Американский политолог и ученый-теоретик, основоположник современной реалистической парадигмы Ганс Moргентау подчеркивал, что есть существенная разница между силой, применяемой за пределами государства, и силой, направленной вовнутрь. На основе этого делался вывод о том, что внутренняя политика не имеет никакого отношения к международным отношениям как этике (4). Реализм не доверяет этике. Но он сохраняет сильную привязанность к своим духовным корням. Один из тех, кто заложил основу этой линии, – Рейнхольд Нибур, известный в целом как сторонник «теории силы», был глубоко привязан к протестантской идеологии. По его мнению, сила США не побуждала к вмешательствам, когда не было нравственных представлений (5).

Бертран Бади, выражая зависимость реализма от политического контекста, подчеркивает, что в истории Нового Времени были предприняты три попытки расшатать доминирование реализма, но все они завершились неудачей. Последняя попытка была предпринята после Второй Мировой войны и нашла свое правовое отражение в основном в Уставе ООН. Наглядным тому подтверждением являются годы «холодной войны». Завершение «холодной войны» полностью продемонстрировало невозможность игнорирования в транснациональных взаимоотношениях социальных аспектов. Хотя многие государства отрицали серьезное влияние социальных противоречий на международные отношения, реальность показывает, что это – заблуждение.

Так, активно используют эти противоречия негосударственные силы. Еще более активны в этом направлении террористические организации. В результате возникает «дисбаланс» в правовом регулировании международных отношений – существующие механизмы работают не в полную силу, либо остаются только на бумаге. Вероятность их реализации связывается, как правило, с интересами крупных государств. Это положение создает двойственную ситуацию. С одной стороны, обостряются противоречия в глобальном масштабе, а, с другой, – ООН как организация проявляет слабость в их устранении. А это происходит на фоне не наблюдавшихся в прежние времена социально-культурных, общественных, политических, экологических и других процессов. Иными словами, в корне процессов, характеризуемых нами как глобальный кризис, на самом деле стоят происходящие в человечестве стремительные социальные трансформации. В соответствии с этим неизбежно регулирование международных отношений по новым правилам. Значит, Б.Бади фактически говорит о потребности в создании иных геополитических теорий.

В этой связи автор пишет: «На мировую сцену общества выходят не как инструменты государств, а со своей культурой, религией, экономикой и устойчивой практикой» (3, с.17). Когда человечество поднимается на уровень, недоступный для либералов, государство обретает большее значение, чем просто «рыночное государство» (6). Известно, что основная внешняя функция «рыночного государства» заключается в динамичном наращивании исключительного экономического успеха (7).

Это – серьезное новшество и важное в контексте урегулирования международных отношений утверждение. В частности, это – процесс, который может возложить на ООН новые задачи. В целом он указывает на необходимость поиска дипломатией новых методов.

На деле это утверждение означает формирование на мировом уровне совершенно иной геополитической реальности, потому что прямое влияние на геополитическую динамику негосударственной части общества – картина совершенно иная. Основная проблема заключается в том, чтобы органично включить эти факторы в динамику глобальной геополитики и эффективно учитывать в модели регулирования (к примеру, в коллективной безопасности).

В теоретическом аспекте Б.Бади так характеризует эту тенденцию: «...формируется интернациональная история, превращающаяся в интерсоциальную историю, где отдельные личности, общественные объединения и социальная динамика играют ведущую роль (3, с.17). Эта сторона проблемы имеет чрезвычайно серьезное значение в контексте роли ООН в современном мире, поскольку без совершенной и гибкой международной организации подключение новых факторов, органически включенных в глобальную геополитику, в действенный механизм немыслимо. Причина этого заключается в том, что социальные факторы по-разному оцениваются отдельными государствами, и подходы различаются. Для их объединения вокруг единого критерия необходим общий угол рассмотрения и международная организация, которая его реализует. Именно в этой связи интерес представляет следующее высказывание Б.Бади: «...пришло время перейти к инклюзивному рассмотрению новых международных отношений, что... необходимо для того, чтобы начать новую историю» (3, с. 20).

«Инклюзивный взгляд»: необходимость реформ в ООН

Что же подразумевается под «инклюзивным взглядом»? Инклюзивность – термин, связанный с реальным включением какого-либо фактора в общий контекст. Антипод данного термин – эксклюзивность – связан с оставлением какого-либо из элементов за пределами общей картины. Значит, инклюзивный взгляд на международные отношения или инклюзивный подход к ним означает способность и метод реального видения социальных, политических, геополитических, военных, культурных, экологических, психологических и других факторов в контексте, единой системе, в целом. Нет сомнений в том, что подобный подход может иметь конкретное содержание только в международной организации с механизмом гибкого реагирования, в которой представлены все государства мира, то есть в ООН. Этот подход может получить возможность практического применения только в рамках ООН.

Специалисты высказываются об ООН в этом же контексте. К примеру, российский ученый В.Л.Олеандров пишет, что «идеология ООН была всемирной. Все государства мира рассматривались как семья народов, объединяемая не только общим международным правом, но и общими судьбами развития, которое должно протекать в мирных условиях» (8, с.67-68). Да, в новом подходе к геополитическим процессам, изложенном Б.Бади, основу составляет именно представление о мире как семье народов, «объединенных вокруг общего международного права». Выразителем же этой воли может стать ООН.

ООН и в XXI веке должна оставаться в межгосударственных отношениях в качестве высочайшего достижения мировой культуры. Как организация, «объединяющая все народы и государства человечества, обладающая самыми эффективными механизмами управления международными отношениями» (8, с. 70), ООН должна разработать более гибкие, справедливые, совершенные, интерсоциальные по своей сути механизмы деятельности, отвечающие требованиям нового времени. Выражаясь конкретнее, ООН должна стать основным субъектом международного права, представляющим интернациональный исторический этап человечества!

Исследования показывают, что на деле ООН приступила к реализации ряда программ именно в вышеуказанном контексте. Это – очень интересный факт, в котором значимы два аспекта. Во-первых, несмотря на серьезные попытки крупных государств, ООН продолжает тенденцию к обновлению в соответствии с динамикой человечества. Во-вторых, государства, с пессимизмом относящиеся к этой международной организации, должны пересмотреть свою позицию, так как ООН реально представляет их, и все страны-члены ООН должны оказывать ей поддержку в этом вопросе. В этом плане Азербайджан может стать для них примером.

Известно, что Армения уже много лет держит под оккупацией 20 процентов азербайджанских земель. Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции, в которых требует от Армении покинуть оккупированные территории. Однако руководство Армении не выполняет их, а ООН не предпринимает действенных мер. Несмотря на это, Азербайджан продолжает активное сотрудничество с ООН. И в этом он совершенно прав. И из проведенного выше анализа видно, что цивильным методом регулирования межгосударственных отношений на данном историческом этапе является ООН.

Сколько бы ни сталкивался Азербайджан с двойными стандартами, ложью, клеветой, черной пиар-кампанией со стороны определенных кругов, он не терял веру в ООН. Азербайджан продолжает борьбу и сотрудничество и нет сомнений в том, что, как сторонник справедливости, он победит. Это должно стать примером для других. Если бы каждая страна, столкнувшаяся с несправедливостью, проявляла бы столько активности и упорства в международных организациях, сколько Азербайджан, в конце концов двойные стандарты сошли бы с политической арены. Вызовы современности подтверждают, что эти тенденции усилятся. Исследования Б.Бади содержат обнадеживающие ноты в этом направлении.

Все это еще раз обусловливает необходимость анализа того, насколько учтены в деятельности ООН отмеченные выше вопросы социального характера. Обратимся к фактам. Российский ученый Александр Кутейников пишет, что в ООН существуют три относительно самостоятельных уровня отношений – политико-правовой (государства-члены), институциональный (органы и независимые или автономные организации) и социальный уровень (группа людей, привлеченных к работе организации) (9, с. 21-22).

Отсюда видно, что в нынешней структуре ООН существует иерархия отношений, сочетающих в себе социальные, правовые и политические аспекты. Правда, на социальном уровне речь идет о группе людей, выполняющих определенные программы. Однако что мешает расширению и усовершенствованию этой структуры? К этому уровню можно добавить, выражаясь конкретнее, органически синтезировать в существующую структуру интернациональные и интерсоциальные факторы в контексте, подчеркнутом Б.Бади, чтобы организация в целом могла более гибко и эффективно реагировать на события.

Здесь стоит напомнить и еще об одном моменте, подчеркиваемом специалистами. Мы имеем в виду то, что, уделяя больше внимания вопросам социальной направленности в ООН, можно нейтрализовать один синдром. Дело в том, что на протяжении долгих лет пять постоянных членов СБ ООН не могут прийти к общему решению в важных вопросах. В связи с этим интересно следующее замечание Андрея Кортунова. Российский специалист пишет: «Роль Совета Безопасности ООН вряд ли будет возрастать в условиях хронической неспособности его постоянных членов договориться друг с другом» (10). По-видимому, следствием таких недостатков и является то, что ООН может лишь частично выполнять возложенные на нее обязанности в качестве стабилизирующего элемента международной системы.

Наряду с этим, как отмечает A.Кутейников, «сама ООН призвана стать инструментом преобразований» (9, с. 20). Так как ООН тесно связана с проектом межгосударственного сотрудничества, она волей-неволей вовлекается в процессы глобализации и «размывания» государственности. В этом качестве она играет роль «катализатора важных социальных и политических мегатрендов» (9, с. 20).

Сложившаяся картина наиболее отчетливо наблюдается сквозь призму новых проектов, осуществляемых ООН. Специалисты классифицируют их на 30 комплексных тем (11). Все они относятся к повестке организации в связи с глобализацией. По этим темам определены следующие приоритеты ООН:

1) устойчивое развитие, поддержка прогрессивного экономического роста, обеспечение международного мира и безопасности; 2) развитие Африки; 3) поощрение прав человека; 4) эффективная координация усилий по оказанию гуманитарной помощи; 5) укрепление международного права и правосудия; 6) разоружение; 7) контроль над наркотиками; 8) предотвращение преступности и борьба со всеми проявлениями международного терроризма (12).

Из сказанного специалисты делают вывод о том, что «планетарные преобразования в организации, связанные практически со всеми международными процессами, требуют концептуального обобщения и разъяснения» (9, с. 21).

Таким образом, ООН в качестве гибкого реагирования на современную международную ситуацию идет на трансформации на двух уровнях. Организация, во-первых, стимулирует, мотивирует важные социальные и политические мегатренды, дает им импульс, во-вторых, конкретными программами старается внедрить эти теоретические обновления. В последнем аспекте нужно остановиться на одном из новых проектов организации.

25 сентября 2017 года государства-члены ООН определили 17 основных целей концепции устойчивого развития до 2030 года. Этих целей необходимо достичь в течение 15 лет (13). Первая из них – ликвидация бедности. В настоящее время этот вопрос считается самой актуальной социальной проблемой мира. На втором месте стоит устранение голода. Миллионы людей в различных регионах мира страдают от голода, что негативно сказывается на их здоровье и интеграции в социальную среду. Неслучайно на третьем месте стоят хорошее здоровье и благополучие. Эти два фактора напрямую связаны с уровнем жизни человека. В обществе, где нет благосостояния, не может быть и речи об устойчивом развитии. Четвертая цель – качественное образование. Этот вопрос играет ведущую роль в развитии современных обществ. В то же время при отсутствии качественного образования складываются благоприятные условия для попадания молодежи под влияние различных радикальных идеологических групп, вовлечения в преступления. Пятая цель – обеспечение гендерного равенства, что выражает необходимость формирования социальной структуры общества на уровне современных требований. Необходимо устранить дискриминацию женщин. Мужчины и женщины должны обладать равными правами. Шестой пункт выражает чистую воду и санитарию, седьмой – дешевую и чистую энергию.

Следующие цели связаны с достойной работой и экономическим ростом. Девятая цель предполагает индустриализацию, развитие инноваций и инфраструктуры. Дальнейшие цели заключаются в партнерстве во имя сокращения неравенства, стабильных городов и населенных пунктов, ответственного потребления и производства, борьбы с изменениями климата, сохранения экологии моря, экологии суши, мира, правосудия и эффективных институтов, наконец, во имя устойчивого развития.

Как видно, все цели имеют социальный, культурный, правовой и экономический характер. Выходит, что этим стратегическим проектом ООН начинает уделять больше внимания человеческому фактору. Иными словами, ООН готовится к деятельности в интерсоциальной среде. Главным препятствием на ее пути является сложность структуры современной среды. В этой связи уместно подчеркнуть следующую мысль Рейнхольда Нибура. Он отмечает, что социальная среда, включая и международные отношения, не соответствует «рациональным» экспериментам, потому что она «очень сложна» (14, с. 4). Это обстоятельство очевидно и из вышеуказанных целей. Другим фактором, осложняющим ситуацию, является обеспечение безопасности. В этом контексте факторы, обостряющие противоречия, стимулируются особенностями динамики мирового порядка (15, с. 5). При этом следует подчеркнуть рост фактора риска в результате влияния на мировой порядок таких факторов, как неопределенность и нестабильность, так как в этом случае между мировыми супердержавами усиливается непонимание в вопросе безопасности.

Заключение

Выходит, что в сложившейся ситуации для обеспечения эффективной деятельности ООН необходимо разработать механизмы, учитывающие безопасности и интерсоциальность. А это возможно только в случае проведения соответствующих структурных и функциональных реформ в ООН. На деле это должно восприниматься как необходимость. Научные исследования свидетельствуют о том, что международные организации должны играть серьезную роль в формировании нового мирового порядка. Взаимодействие между странами стало настолько интенсивным, что возникла тесная связь между соотношением сил крупных держав и глобальным геополитическим порядком (16, с. 17-40).

Cледовательно, должна существовать международная структура, приводящая все это геополитическое «разнообразие» в единый тон, управляюшая им, регулирующая, синтезирующая в едином организме, то есть ООН. Эта организация может сыграть принципиально положительную роль в сохранении целостности стремительно меняющегося мира. А путь ее развития лежит через реформы. В свете отмеченных выше моментов последний тезис кажется достаточно убедительным.

Лейла Мамедалиева,

докторант Института Философии Национальной Академии Наук Азербайджана

Литература

1) Газин В. Вестфальская система: испытание ХХІ веком. «ZN.UA» 27 февраля, 2015. URL: https://zn.ua/history/vestfalskaya-sistema-ispytanie-hhi-vekom-_.html

2) Charter of the United Nations. URL: http://www.un.org/en/charter-united-nations/index.html

3) Badie B. When History Begins. European Review of International Studies, 2014, Vol. 1, № 2, pp. 3-15. Бади Б. Возобновление истории? Международные процессы, Том 14, 2016, № 2, сс. 6-22

4) Morgenthau H. Politics Among Nations: The Struggle for Power and Peace. New York: Alfred A. Knopf, 1954, 600 p.

5) Niebuhr R. Moral Man and Immoral Society: A Study in Ethics and Politics. New York: Charles Scribner's Sons, 1932, 284 p.

6) Bobbitt Ph. The Shield of Achilles: War, Peace, and the Course of History. New York: Alfred A. Knopf, 2002, 919 p.

7) Cerny Ph. Paradoxes of the Competition State: The Dynamics of Political Globalization. Government and Opposition, 1997, Vol. 32, № 2, pp. 251-274.

8) Олеандров В.Л. ООН и идеология мирового сообщества // Вестник МГИМО-Университета, 2012, № 3, с. 67-68

9) Кутейников А.Е. Векторы изменений и современное состояние ООН. Международные процессы, Том 13, 2015, № 4, с. 20-44

10) Кортунов А.В. Неизбежность странного мира / РСМД, 15 июля 2016. URL:http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/neizbezhnost-strannogo-mira/

11) Global Issues Overview. URL: http://www.un.org/en/sections/issues-depth/global-issues-overview/index.html

12) Предлагаемые стратегические рамки на период 2016-2017 годов. C. 11. Док. ООН A/69/6 (Part one).

13) 17 Goals to Transform Our World. URL:http://www.un.org/sustainabledevelopment/

14) Niebuhr R. The Irony of American History. Chicago: University Of Chicago Press, 2008, 198 p.

15) Тимофеев И.Н. Мировой порядок или мировая анархия: взгляд на современную систему международных отношений. URL:http://russiancouncil.ru/activity/workingpapers/mirovoy-poryadok-ili-mirovaya-anarkhiya-vzglyad-na-sovremenn/

16) Waltz K. Theory of International Politics. Long Grove: Waveland Press, 2010, 256 p.

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

The Hill
24 сентября 2018 The Hill

The Hill

History is littered with real wars, like those in Afghanistan, Iraq and Vietnam, that were supposed to be won quickly and cheaply but turned out to be the most expensive and inconclusive of quagmires.

Далее...
Russian military 'drills' point to imminent final clash in Syria
30 августа 2018 The Washington Times

Russian military 'drills' point to imminent final clash in Syria

Russia's navy announced it will open ''large-scale drills'' in the Mediterranean on...

Далее...