Движение неприсоединения на современном этапе | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Движение неприсоединения на современном этапе

Ваша местоположение: Главная »» Международные организации »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
8433
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 28 ноября – Newtimes.az

За последние пятьдесят лет Движение неприсоединения (ДН) прошло через непростые испытания. Зарождение Движения в 1960-х годах стало ответом развивающихся стран на блоковое разделение мира. Окончание «холодной войны» поставило ДН перед необходимостью искать новые смыслы своего существования.

В эпоху становления многополярного мира Движение обретает «второе дыхание» и может стать одним из новых центров политического влияния. Сегодня без понимания проблематики ДН трудно ориентироваться в турбулентной международной обстановке и выстраивать национальную внешнюю политику.

От философии неприсоединения к объединению Юга

Движение неприсоединения – сложный продукт развития международных отношений. Доктрина неприсоединения начала формироваться еще в середине ХХ века в процессе деколонизации и образования новых независимых государств. Цели участников Движения были различными, но их объединяла главная идея: не дать себя втянуть в военно-политическое и идеологическое противостояние между двумя блоками.

После слома биполярной системы базисный концепт Движения – неприсоединение к военным блокам – утратил первоначальный смысл, да и само название объединения стало беспредметным. В этом историческом контексте ДН занялось поиском новой философии своего существования. В условиях ослабления противостояния между Западом и Востоком на смену прежнему балансированию между блоками пришло стремление к объединению Юга. При этом речь не идет о формуле «Юг против Севера». У ДН для этого нет ни политических, ни экономических возможностей. Изменились и стратегические цели Движения. Теперь главное – определение переговорных позиций развивающихся стран в международных финансовых организациях и в ВТО. Такая же стратегия лежит и в основе отношений с США, Европейским Союзом, Китаем, Японией.

«Поворот стрелок» на Север предотвратил самоликвидацию Движения и придал ему новое, более прагматическое содержание. В повестке ДН сегодня – обеспечение устойчивого развития в целях преодоления отсталости развивающихся стран и искоренения бедности.

Реализация этих целей зависит не только от Севера. Переговорные позиции Юга ослабляются растущей дифференциацией ДН. Внутри Движения можно выделить несколько групп государств, преследующих свои собственные интересы:

  • новые «восходящие экономики» Юго-Восточной Азии, ведущие латиноамериканские страны, ЮАР, Египет, некоторые другие африканские и азиатские государства, прежде всего, экспортеры энергетического сырья, которые сами заинтересованы в освоении рынков Юга;

  • беднейшие африканские страны;

  • основная масса государств, занимающая позиции между первыми двумя группами, со средним для участников ДН уровнем развития – Алжир, Колумбия, Марокко, Тунис, Филиппины, Эквадор и др. (всего около 60).

Процесс экономического «расслоения» внутри ДН подталкивает наиболее развитые страны к выходу за формальные рамки Движения. Такие государства, как Индия, Индонезия, ЮАР, приближаются к статусу глобальных мировых держав. Им становится тесно в ДН и они стремятся подключиться к новым полюсам влияния, например, к БРИКС или ШОС.

Прагматизм и «пассионарный ренессанс»

При анализе нынешних тенденций в ДН необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Как уже отмечалось, после определенного спада активности в период однополярного мира ДН сегодня обретает «второе дыхание». Звонкая риторика прежних харизматических лидеров выходит из моды, но внешнеполитические позиции Движения вновь становятся наступательными. Этот ренессанс обусловливается самой спецификой Движения, объединяющего развивающие страны, многие из которых вряд ли преодолеют отставание от индустриальных держав. Свою роль играет и обострение международной обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, где расположены многие неприсоединившиеся государства.

Активизации ДН способствует и председательство в Движении Ирана, на смену которому придет Венесуэла (в случае, если У. Чавес не оставит пост президента этой страны по болезни). В итоговой резолюции августовского (2012 г.) саммита Движения, прошедшего в Тегеране, содержались формулировки, осуждающие антииранские санкции и признающие право Ирана на мирное развитие атомной энергетики. Был также зафиксирован не устраивающий Запад тезис о необходимости политического урегулирования в Сирии и недопустимости иностранного вмешательства в эту страну. Было поддержано предложение Ирака о создании группы для обсуждения путей сирийского урегулирования с участием Египта, Ирана, Венесуэлы, Ливана и Ирака.

Эти решения ДН могут иметь большое значение для предотвращения эскалации напряженности в регионе. Ведь именно здесь может быть спровоцирована большая региональная война, которая приведет к тяжелым последствиям для всего мира.

Однако некоторые признаки радикализации внешнеполитических позиций ДН не меняют его главной задачи – решить экономические проблемы стран-участниц, а этого трудно добиться без предметного взаимодействия с Западом. Поэтому наступательная тональность некоторых политических формулировок, возможно, останется прежней, но реальная политика будет направлена на получение финансовой помощи, инвестиций, реструктуризацию долгов, реформирование международных финансовых институтов, более справедливые условия торговли. Для решения этих главных задач ДН, вероятно, будет усиливать координацию действий с международными организациями, прежде всего, из системы ООН, где неприсоединившиеся страны располагают двумя третями (120) голосов.

«ООНизация» Движения неприсоединения

В Движении обсуждается вопрос о его дальнейшей институализации, превращении в структурированную международную организацию по типу ООН. В настоящее время действует Координационное бюро в Нью-Йорке, осуществляется согласование позиций государств и членов ДН, входящих в СБ ООН, функционирует дипломатический механизм «тройки» министров иностранных дел, работают региональные группы. В Нью-Йорке, Женеве, Вене, Париже, Риме, Найроби имеются представительства страны, председательствующей в ДН. Фактически эти представительства выполняют функции секретариата ДН. Однако некоторые участники Движения ставят вопрос о создании постоянного секретариата. Мнения на этот счет различны. «Рядовые» участники ДН опасаются, что секретариат приобретет характер наднационального органа, в котором будет трудно соблюсти принцип равенства. Сомнения в целесообразности создания секретариата просматриваются и у некоторых влиятельных стран, которые не хотят связывать себе руки. В этом же ключе идет полемика относительно других органов бюрократической структуры, а также принятия программы и устава.

Все упомянутые факторы лежат в основе подходов к Движению со стороны ключевых мировых игроков.

«Принуждение к миру»

С момента создания Движения США плотно отслеживали его деятельность, предметно работая с наиболее влиятельными участниками. После завершения межблокового противостояния в Вашингтоне сочли, что ДН утратило прежнюю значимость, но продолжали следить за происходящими в Движении процессами, принимая участие в его саммитах в качестве «гостя».

Переход председательства в ДН к Ирану заметно радикализировал подход Соединенных Штатов к Движению. Госдепартамент приложил все усилия, чтобы приглушить резонанс августовского (2012 г.) саммита в Тегеране, ограничить число его участников, придать его документам антииранскую направленность. Однако эти цели не были достигнуты. В Тегеран прибыли представители более 100 стран, причем свыше 30 делегаций возглавлялись главами государств или правительств и 80 – министрами иностранных дел. Особенно негативно в США был воспринят приезд в Тегеран Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна.

Вашингтону не удалось добиться принятия на саммите антииранских и антисирийских документов. Примечательно, что в западных СМИ на информационные материалы из Тегерана фактически действовала цензура.

Прогнозировать политику США в отношении ДН в среднесрочной перспективе сложно. Председательство Ирана, а затем Венесуэлы, вероятно, активизирует американскую критику усиления националистических тенденций в Движении. Вместе с тем Соединенные Штаты не могут игнорировать мнение 120 стран-участниц ДН. Видимо, приоритетной для американцев станет работа с умеренными режимами, заинтересованными в экономическом сотрудничестве с США.

Отношение Европейского Союза к ДН неоднозначное. Ведущие страны ЕС не могут не учитывать размах Движения, рынки государств-участников. Особенно активно работает с ДН Германия, которая помимо заинтересованности в экспорте промышленной продукции рассчитывает на поддержку неприсоединившимися странами своей кандидатуры на избрание постоянным членом Совета Безопасности ООН.

Одновременно ЕС пытается нивелировать антизападный радикализм Движения, не допустить противостояния по линии Север–Юг. В этом контексте ЕС вынужден учитывать позицию США, которых не устраивает как усиление влияния ДН в международных делах, так и продвижение своих европейских конкурентов на рынках неприсоединившихся стран.

Взгляд с «горы»

С неприсоединившимися странами активно работает Китай. Основное направление – экономическое освоение рынков для экспорта китайской готовой продукции и импорта энергоресурсов и сырья. На этом поле КНР успешно конкурирует с бывшими колониальными державами, в частности, с Великобританией и Францией. В то же время Пекин не связывает себя обязательствами по политическим вопросам. Он следит за тенденциями в Движении, направляет своих представителей на его саммиты, где имеет статус наблюдателя. В послании, оглашенном китайским представителем на саммите в Тегеране, отмечалось, что китайская сторона придает большое значение положительной роли, которую ДН играет на международной арене. Однако в политических делах Китай активности не проявляет и с инициативами не выступает. Такая линия соответствует его общей внешнеполитической стратегии, в рамках которой Китай пока предпочитает проводить политику «низкого профиля».

Индия ускоренными темпами выходит на позиции глобальной державы и теряет интерес к лидерству в ДН, не желая ассоциировать себя с Югом. По своему политическому и экономическому потенциалу она скорее претендует на позиции Севера для закрепления на рынках развивающихся стран. Однако менее развитые неприсоединившиеся страны предпочитают открывать свои рынки для традиционных западных партнеров, которые иногда предоставляли им (по крайней мере, до мирового кризиса) безвозмездную экономическую помощь.

На «многополюсном языке»: Россия и Движение неприсоединения

Во времена блокового противостояния СССР стремился использовать Движение или, по крайней мере, отдельных его участников в «антиимпериалистической борьбе». Хотя эта политика проводилась последовательно и «точечно», она оказалась малоэффективной. Страны ДН опасались вовлечения в межблоковое противостояние и в двусторонних контактах избегали внятных формулировок и конкретных обязательств. После ликвидации СССР Россия утратила интерес к Движению, как и к развивающимся странам в целом. Ставка была сделана на сближение с Западом, который представлялся тогдашнему российскому руководству идеологическим союзником. После смены правящей элиты Россия начала проводить многовекторную политику, одним из направлений которой стало развитие отношений с ДН. Нет оснований считать, что это направление приоритетное. Главное внимание уделяется Западу, но уже без прежней идеологической заданности, и развороту на Восток, прежде всего, в сторону Китая. В этом контексте Движение не рассматривается как ключевой фактор мировой политики. Однако в логику многовекторного курса вписывается и стремление к усилению взаимодействия с ДН. К тому же Россия не хочет, чтобы Движение воспринимало ее как страну «богатого Севера». Евразийская специфика России, ее участие в БРИКС и ШОС, где нет стран НАТО, дает ей возможность говорить на «многополюсном» языке Севера, Востока и Юга. Существенно и то, что Россия уже не рассматривается как супердержава, которая может угрожать интересам Движения. В то же время в ДН учитывают высокий статус России как члена Совета Безопасности ООН, «восьмерки» и «двадцатки».

Все эти факторы предопределили заинтересованность ДН в установлении официального диалога с Россией.

России был предоставлен статус «гостя» на форумах ДН. Формализованы контакты министров иностранных дел в формате Россия – «тройка» ДН, консультации на уровне заместителей министров иностранных дел и экспертов, курирующих международную проблематику. Россия использует и такой элемент дипломатического механизма ДН, как взаимодействие с председательствующей страной, от которой многое зависит в политике Движения. Практическое значение имеет постоянное взаимодействие с представительствами страны-председателя, в частности, в Нью-Йорке.

Россия не может не учитывать переход председательства к Ирану, который занимает заметное место в международной повестке дня. В приветствии В.В. Путина участникам саммита в Тегеране была подтверждена готовность России к дальнейшему наращиванию взаимодействия с Движением. В то же время вызывает вопросы решение направить в Тегеран в качестве представителя России посла по особым поручениям МИД. На фоне присутствия на саммите многих глав государств и правительств, министров иностранных дел, сравнительно скромный уровень российского представительства не остался незамеченным. К тому же и в практическом плане послу по особым поручениям было трудно контактировать с высокопоставленными главами других делегаций.

Вместо прогноза

Оценивая перспективы Движения, можно констатировать, что оно стало главным инструментом развивающихся стран в диалоге Юг–Север, значение которого в будущем будет возрастать. При этом стоит иметь в виду, что некоторые «восходящие экономики» высказываются в пользу отказа от стереотипных представлений о Севере и Юге. Утверждается, в частности, что некоторые страны Юга по своим экономическим потенциалам уже относятся к категории Севера.

В среднесрочной перспективе Движение неприсоединения, видимо, сохранит свое место в мировой политике. Оно представляет 55% населения планеты, участвующие в нем страны обладают 76% мировых запасов нефти (добывают 66%) и 53% мировых запасов газа (добывают 39%). В него входят все страны ОПЕК.

Вместе с тем в Движении нет единой позиции по многим международным проблемам. В этом его сила и слабость. Экономическая дифференциация, предопределяющая разные интересы стран-участниц, структурная рыхлость не позволяют ДН выступать единым фронтом по ряду ключевых вопросов, касающихся соблюдения режима нераспространения ядерного оружия, урегулирования региональных конфликтов и т.п. Однако пестрота позиций и отсутствие жесткой вертикальной структуры укрепляют демократические тенденции внутри ДН и позволяют ему сохранять в своих рядах более двух третей государств-членов ООН.

Источник: "Российский совет по международным делам"

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...