Будущее истории | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Будущее истории

Ваша местоположение: Главная »» Геополитика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
35546
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

В западной научной и философской мысли XX века понятие  «шоковый эффект» молчаливо было принято как основной признак новаторской риторики. Это возникло потому, что классические научные критерии, формировавшиеся Западом в сознании людей на протяжении нескольких веков, были поставлены под сомнение. Научная элита дала «зеленый свет» теоретическим подходам, которым в течение всего XX столетия отдавалось предпочтение на Западе - переходу от белого к черному, от порядка к хаосу, от большого к малому, от позитивного к негативному.

Философские и методологические тонкости этого перехода – тема, требующая длительного анализа. С точки зрения представляющей для нас интерес темы отметим, что эта волна в рамках, образно говоря, «шоковой риторики» позволила представлять порой противоречивые идеи почти как гениальные. Не обошло это стороной и одного из известных идеологов Запада Фрэнсиса Фукуяму. Отдавая дань либеральной научной мысли Запада, он сначала он выдвинул термин «конец истории», а затем, как ни в чем не бывало, написал исследование о «будущем истории». Оба термина могут занять свое место среди жемчужин постмодернистской научной риторики.

Однако объективные условия, которые конкретный исторический этап создает для прогресса конкретного общества, говорят о совершенно другом мире. Независимо от риторики, история продолжает создавать сама себя. Что можно увидеть под этим углом зрения, рассмотрев мысли, содержащиеся в статье Ф.Фукуямы «The Future of History. Can Liberal Democracy Survive the Decline of the Middle Class?», опубликованной в январском выпуске журнала «Foreign Affairs» за 2012 год?
Ф.Фукуяма выдвигает мнение о том, что самой большой политической проблемой 2012 года может стать ослабление среднего класса в Соединенных Штатах и во всем мире. Фукуяма настаивает, что без среднего класса либеральная демократия может потерять свою ведущую позицию. В основе опасений американского философа и писателя японского происхождения лежит волна протестов, произошедших в последнее время в США и Европе. Протестующие заявляли, что выступают против несправедливости именно в распределении доходов.

Обобщив эти протесты, Ф.Фукуяма теперь хочет представить их под понятием «будущее универсальной истории». Очень хорошо. Но как тогда быть с анализом протестов, имевших место до сегодняшнего дня в других странах мира? Если судьба мира, как это пытаются представить, зависит от динамики социально-культурного и экономического развития одного из его регионов, то здесь приходится отметить фактор риска. Однако мир – это целостная система, любой из его уголков (потенциально) имеет возможность играть ведущую роль.

Несмотря на это, мысли Фукуямы о среднем классе весьма рациональны. Темпоральность и нелинейная динамичность современных обществ требуют достаточной подвижности их структуры. Средний класс является тем стратом, который может обеспечить целостность общества, где царят изменчивые параметры внутри нестандартных условий. От конкурентоспособности среднего класса непосредственно зависит обладает ли общество объединяющей, кристаллизирующей и в положительном смысле интегративной функцией между «верхними» и «низшими» слоями. Поэтому в современном глобальном развитии судьба среднего класса в определенном смысле может повлиять и на будущую историю человечества.

То, что Фукуяма представляет в своей статье такие общетеоретические вопросы сквозь призму нынешней ситуации в США, это уже другой вопрос. С этой точки зрения можно сказать, что в этом году – в год президентских выборов для обеих партий «защита среднего класса» является лозунгом, который озвучивается механически. Однако Фукуяма настаивает, что угроза исходит не от специфической налоговой политики или политики расходов какой-либо партии, а от большой динамичности современной и глобальной экономики. Этот новый мир может не достичь успеха из-за непропорционального потока доходов в пользу элит. Фукуяма пишет: «Неравенство существовало всегда как результат природных различий в таланте и характере. Но технологичный мир существенно усугубляет эти различия». При этом, по его утверждению, «финансовые кудесники» или умелые инженеры – создатели программного обеспечения могут «захватить» большую долю национального богатства».

Это вполне возможный вариант, но этот процесс проистекает больше из нынешнего положения в американском обществе. Поэтому универсализация этого момента, на наш взгляд, достаточно рискованна.  «Конец истории» был апогеем оптимизма, источником широких ссылок периода «холодной войны». Однако после 11 сентября 2001 года история показалась ему мстителем, вернувшимся с удвоенной силой.

Питая надежду на торжество идей либеральной демократии, Фукуяма в то же время считает, что глобальный рынок вместо служителя либеральной демократии может стать ее врагом. В 1989 году он брал за основу управляемый технологией глобальный рынок и «конец истории», непрерывно растущие богатства как решающий фактор универсального окружения демократических ценностей. Теперь же он беспокоится, что глобализация разрушает средний класс, исторически являвшийся опорой либерального политического порядка. Это важный момент.

Вопрос в том, что ряд западных идеологов в рамках представляемых ими же критериев считают либеральную демократию универсальным феноменом. На самом же деле каждое общество имеет свою историю, и даже самая позитивная идеология не может везде давать одинаковый эффект. К примеру, какие результаты может дать резкое внедрение либеральных ценностей в обществе, где нет достаточно сильной государственности и социально-духовного единства? Во многих случаях последствия бывают трагичными – общество распадается. Примеров много. Сам Запад «ослабил пояс» только после того, как достиг этапа построения сильного государства и развитой солидарности.

Для обществ, обретших независимость, более важен концепт сильного государства. Рядом с этим либеральная демократия может показаться более эффективной. Поэтому в понимании Ф.Фукуямы «будущее истории» имеет в значительной степени расплывчатое, одностороннее и запутанное содержание. Согласно Фукуяме это фактически изнанка «конца истории»: просто сейчас Фукуяма смотрит на историю с улиц Уолл-Стрит.

Он ставит вопрос «Что делать?», если последующее развитие технологии и глобализации разрушит средний класс и лишит значительную часть граждан в передовом обществе возможности добиться статуса среднего класса. Фукуяма отмечает, что этот процесс уже начался в Соединенных Штатах, где с 1970-х годов средний  показатель доходов в реальном выражении находится в стагнации. Он предупреждает, что работа, которую в развитом мире выполнял средний класс, теперь обходится гораздо дешевле в других местах.

Фукуяма видит растущий гнев американцев среднего класса, направленный на Уолл-Стрит. Однако он отмечает парадокс того, что Движение чаепития, укрепляющее общий статус-кво главного бенефициара, было более многочисленным, чем число протестующих, заполонивших Уолл-Стрит. Фукуяма далее отмечает, что «эта динамика появляется и в Европе, где активными являются левые и относящиеся к слабому и правому крылу популистские партии».

Этот критический анализ хорошо освещается журналом «Foreign Affairs» как важная часть его 90-летия. В ответ на экономический кризис редакторы включают в издание цитаты из статей, в которых обсуждались вопросы возрождения коммунизма и фашизма. Однако, как и статья, в которой делалась попытка объяснить растущую популярность Адольфа Гитлера в Германии в 1932 году, чтение упомянутого эссе также вызывает беспокойство: «Это, в основном, проблемы тяжелых времен Германии. Что касается среднего класса, ставшего основной опорой Германии, то уровень его жизни намного ниже, чем это было до войны».

В США, испытывающих экономические проблемы, уже началась агитационно-пропагандистская кампания в связи с очередными президентскими выборами. Масса, воспринимающаяся элитами с Уолл-Стрит как  подвижный механизм, возмущена, однако это не является доказательством здоровой логики ни Барака Обамы, превратившего эту проблему в демагогию, ни американских политиков, являющихся его главными противниками от республиканцев. Каждый кандидат строит свои многоярусные планы по обновлению экономики.

Привлекают внимание слова Фукуямы, которые созвучны с мыслями, нашедшими отражение в статьях «Foreign Affairs» в 1930 годах: «Многие сегодня восхищаются китайской системой не только из-за экономических показателей, но и потому что она позволяет принимать масштабные, сложные решения достаточно быстро по сравнению с агонией и политическим параличом, от которого в последние несколько лет страдают Соединенные Штаты и Европа».
Как видно, несмотря на все парадоксы, Ф.Фукуяме и на этот раз удается потрясти научную мысль. По меньшей мере потому, что его идеи являются одним из барометров современной западной социально-культурной, политической и экономической среды. В этом качестве Ф.Фукуяма действительно феномен.

Для дополнительной информации зайдите на интернет-сайт: http://www.foreignaffairs.com/articles/136782/francis-fukuyama/the-future-of-history

New Times

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...