Запад ошибается в отношении Президента Китая | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Запад ошибается в отношении Президента Китая

Ваша местоположение: Главная »» Инопресса »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
7294
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 3 апреля 2018 – Newtimes.az

Недавняя конституционная поправка Китая, отменяющая ограничения срока полномочий президента и вице-президента, ошеломила большую часть Запада. Критики опасаются появления новой и неподотчетной диктатуры, и того, что Президент Си Цзиньпин станет «Председателем Мао 2.0». Эта реакция более чем неуместна.

Длительные сроки полномочий на Западе не являются чем-то неслыханным. Например, канцлер Германии Ангела Меркель только что приступила к своему четвертому четырехлетнему сроку полномочий – событие, которое остальная Европа в основном приветствовала, чем критиковала.

Безусловно, уроженец Запада может возразить, что у Меркель есть избирательный мандат, тогда как у Си его нет. Но демократические выборы не являются единственным способом для достижения подотчетности. А рейтинг одобрения Си, согласно практически всем международным опросам, похоже превышает общие рейтинги одобрения Президента США Дональда Трампа и Премьер-министра Великобритании Терезы Май. Хотя могут быть причины для беспокойства в плане того, что китайская политика может измениться к худшему, но то же самое можно сказать и о Соединенных Штатах и Соединенном Королевстве.

Ограничения срока полномочий, это не что иное, как произвольное ограничение, в котором нет необходимости, чтобы обеспечить компетентное и ответственное правительство в Китае. Фактически, ограничение сроков могло бы сделать как раз наоборот, сокращение сроков полномочий эффективных лидеров, привело бы к политическим сбоям или даже к политическому хаосу.

США признали это уже давно. Александр Гамильтон писал, что необходимо дать лидерам «желание и решимость» сделать свою работу как можно лучше. Таким образом, они могут доказать свою компетентность людям, которые могут выбрать «продление полезности талантов и добродетелей [своих лидеров] и обеспечить правительству преимущество постоянства мудрой системы управления».

Однако, в 1947 году, после избрания Президента Франклина Д.Рузвельта на четвертый срок полномочий, Конгресс принял Двадцать вторую поправку к Конституции США; с момента ее ратификации в 1951 году, президенты США были ограничены двумя четырехлетними сроками полномочий. Идея заключалась в том, чтобы извлечь преимущества из неопытности. Но большинство новых президентов вначале совершают серьезные ошибки, и на сегодняшний день таких начал еще больше. Если бы у США не было ограничений срока полномочий, то, возможно, Трамп сегодня не занимал бы свой пост.

Разумеется, ограничения срока имеют свою ценность. Дэн Сяопин внес их в китайскую конституцию после Культурной революции, чтобы предотвратить повторение хаотичного и жестокого единоличного правления. Но новое поколение китайских лидеров не только хорошо образовано, но также хорошо знает международные нормы и стандарты. В отличие от идеологических защитников прошлого, от них можно ожидать, что они будут вести себя рационально, разумно и ответственно.

В этом контексте устранение ограничений сроков полномочий позволит Си поддерживать сложный процесс реформ, который займет не один год. Это не сделает его пожизненным президентом, и не предоставит ему неограниченную и безраздельную власть.

Западные критики подчеркивают, что в течение последних шести лет, Си много сделал для того, чтобы сосредоточить власть в своих руках. И, в некоторой степени, это правда. Например, он принял некоторые из решений в области экономической политики, которые раньше были прерогативой премьер-министра.

Но сильный лидер не обязательно авторитарный лидер. И, в условиях высоких ставок, сильный лидер необходим для нейтрализации корыстных интересов, которые противостоят важнейшим реформам. Си знает препятствия, которые стояли на пути к осуществлению его инициатив во время его первого срока, и он преисполнен решимости их преодолеть.

В любом случае, ситуация вряд ли является «театром одного актера», как говорится во многих иностранных комментариях. Половина членов Постоянного комитета Политбюро, высшего правительственного органа Китая, не были избраны Си. Также были достигнуты компромиссы при назначении многих высокопоставленных должностных лиц, включая ключевых членов кабинета.

Было бы ошибкой полагать, что, поскольку Китай пообещал не копировать западную политическую модель, там не существует скрытых демократических процессов. Несмотря на то, что лидеры не избираются ни напрямую, ни представительным органом, их деятельность является объектом пристального контроля – например, со стороны Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и местных народных конгрессов. Китайское правительство также необычайно оперативно реагирует на граждан в социальных сетях.

Более того, в последние годы, была укреплена система сдержек и противовесов, хотя все еще недостаточно. Политические изменения требуют консенсуса в рамках Политбюро, в частности Постоянного комитета. По основным вопросам, зеленый свет должно дать ВСНП. Ничто не мешает депутатам отстаивать свое особое мнение, частично благодаря росту распространения тайного голосования. Небольшой, но важной особенностью Конгресса этого года является отмена системы электронного голосования; вместо этого, чиновники будут бросать бумажные листы в урну для голосования.

Это не в первый раз, когда западные СМИ принимают точку зрения на политические события в Китае, которая полностью противоречит преобладающему мнению в самом Китае. За последние несколько лет, антикоррупционная кампания Си вызывала большое удивление на Западе, где она часто рассматривается, как просто средство для Си по устранению потенциальных политических соперников. Но, из почти двух миллионов чиновников, которым были предъявлены обвинения, несомненно, не все были противниками Си. Усилия Си по искоренению коррупции повысили к нему уважение и поддержку среди китайского населения.

На Западе, подотчетность правительства тесно связана с демократическими выборами. В Китае, это зависит от того, как – и насколько хорошо – правительство реагирует и защищает потребности и интересы людей. Учитывая масштабы современного Китая – не говоря уже о крайней необходимости правительства продолжать прогресс продвижения страны к высокому уровню дохода – успех может потребовать от лидеров оставаться на месте дольше, чем ожидалось первоначально. Но если современная история нас чему-то учит, последние изменения будут способствовать стабилизации политической и экономической системы Китая, без подрыва ответственности.

Keyu Jin, a professor of economics at the London School of Economics, is a World Economic Forum Young Global Leader and a member of the Richemont Group Advisory Board.

Project Syndicate

Похожие статьи

Featured sections

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...
The Hill
24 сентября 2018 The Hill

The Hill

History is littered with real wars, like those in Afghanistan, Iraq and Vietnam, that were supposed to be won quickly and cheaply but turned out to be the most expensive and inconclusive of quagmires.

Далее...