Концепция национальной безопасности Азербайджанской Республики в правительственных декларациях 1918-1919 годов | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Концепция национальной безопасности Азербайджанской Республики в правительственных декларациях 1918-1919 годов

Ваша местоположение: Главная »» Эксперты »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
14572
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 16 мая 2013 – Newtimes.az

Статья предоставляется на конкурс проводимой порталом "Newtimes.az” в связи с 95-и летием провозглашения первой на Востоке светской и демократической республики.

Грандиозные геополитические процессы, вызванные Первой мировой войной 1914–1918 гг. и завершившиеся тотальной победой Антанты над Тройственным Союзом, ознаменовали собой переход к новому мировому порядку, базирующемуся на Версальско-Вашингтонской системе международных отношений. На обломках рухнувших Германской, Австро-Венгерской, Оттоманской и Российской империй на политической карте мира появились новые – частично восстановившие свою независимость, частично же – вновь образованные – суверенные государства.

Февральская революция 1917 года и последовавший за ней Октябрьский большевистский переворот привели, в конце концов, к распаду Российской империи и положили начало процессу появления уже на постимперском пространстве новых национальных государственных образований. Причем, если это процесс прошел достаточно быстро и успешно в Польше и Финляндии, то в других национальных окраинах, в особенности в Украине и Закавказье, он сопровождался ожесточенной борьбой между различными национальными и большевистскими силами, прямым военным вмешательством иностранных держав. Подобные события наблюдались и в Азербайджане, в особенности в Бакинском нефтепромышленном районе, причем они отличались сложным переплетением различного рода внутренних и внешних факторов.[i]

Драматические военно-политические события, разыгравшиеся в 1918–1920 годах в Азербайджане, происходили на фоне острых внутренних социальных конфликтов и сложных межнациональных отношений. К тому же положение в стране усугублялось экспансионистскими устремлениями иностранных держав, рвущихся к нефтяным источникам Баку, который благодаря интенсивному развитию нефтяного дела на рубеже ХIХ–ХХ вв. превратился в один из крупнейших промышленных центров Российской империи.

Острое геополитическое соперничество, развернувшееся в период Первой мировой войны между Антантой и Тройственным союзом, и появление нового, враждебного к обеим группировкам военно-политического фактора – Советской России – привели к тому, что борьба за установление своего контроля над всем Черноморско-Кавказско-Каспийским геополитическим пространством приобретала приоритетный характер на Среднем Востоке.[ii]

Революционные события, разыгравшиеся в России в феврале и октябре 1917 года, объективно создали условия для восстановления азербайджанской государственности, утраченной в результате первой (1804-1813) и второй (1826-1828) русско-иранских войн. Однако путь к независимости азербайджанского народа пролегал в сложнейшей внутренней и внешней военно-политической обстановке, особенно обострившейся в период существования антинациональной Бакинской коммуны весной–летом 1918 года, в условиях острого геостратегического соперничества между Турцией, Германией, Англией и Советской Россией на Кавказе и Каспии. Стремление же азербайджанского народа к независимости, в конце концов, привело к образованию 28 мая 1918 года Азербайджанской Демократической Республики – первой парламентской республики на мусульманском Востоке.

В сложнейшей военно-политической обстановке, создавшейся как внутри, так и вокруг Азербайджанской Республики в 1918–1920 гг., на фоне острого геополитического соперничества великих держав во всем Кавказско-Каспийском регионе, первостепенными задачами, стоящими перед каждым из сменяющих друг друга пяти составов Кабинета министров, были разработка и осуществление целого комплекса важнейших практических мер по обеспечению национальной безопасности страны. Наиболее четкое и концентрированное выражение концепция национальной безопасности Азербайджанской Республики нашла свое отражение в официальных декларациях третьего, четвертого и пятого составов Кабинета министров, оглашенных с парламентской трибуны 26 декабря 1918 г., 14 апреля и 22 декабря 1919 г.

В Декларации третьего Кабинета министров, с которой выступил на пятом заседании парламента 26 декабря 1918 г. Ф.Хойский, особо отмечалось, что «первой и главнейшей задачей» правительства будет укрепление независимости Азербайджана. При этом, как указывалось в документе, «независимость и самостоятельность не означают отнюдь отчужденности от других народов путем возведения «китайской стены». Это означало, что «свободный Азербайджан может и, наверное, вступит в теснейшую связь с другими государствами, образовавшимися на территории России, а также и с самой Центральной Россией».[iii]

Большие надежды в деле укрепления международного положения страны правительство связывало с предстоящим участием азербайджанской делегации в Парижской мирной конференции, на которой необходимо было заручиться поддержкой относившихся благожелательно к независимости Азербайджана «свободной Америки, демократической Англии и республиканской Франции» и добиться его признания мировым сообществом.

Что же касается взаимоотношений со своими соседями, то в Декларации особо отмечалось, что Азербайджан «не имеет никаких агрессивных намерений к кому бы то ни было, и все спорные вопросы он желает разрешить мирным путем».[iv] Более того, в Декларации выражалась готовность Азербайджана выступить с посреднической миссией в армяно-грузинском во­оруженном конфликте, разыгравшемся в конце 1918 года. В целом же миролюбивая внешняя политика Азербайджанской Республики была выражена в стремлении «к установлению дружественных отношений в областях дипломатической и экономической» со всеми соседними государствами.

Преемственность в деле обеспечения национальной безопасности страны прослеживается и в Декларации четвертого состава Кабинета министров, с которой выступил председатель правительства Н.Усуббеков на 29-м заседании парламента 14 апреля 1919 г. Указывая на реальные угрозы территориальной целостности Азербайджана, связанные с ростом сепаратизма на Мугани со стороны окопавшихся там анти­азербайджанских сил, а также на то, что на принадлежащих Азербайджану «частях Иреванской и Тифлисской губерний мы встречаемся с претендентами, желающими распространить и закрепить свою власть на эти области», премьер-министр выражал надежду на мирное разрешение всех спорных вопросов путем переговоров «при взаимном соблюдении законных прав каждой стороны».[v]

Касаясь обеспечения внутриполитической стабильности в области межнациональных отношений, премьер-министр особо подчеркивал тот факт, что «азербайджанские тюрки, более столетия стонавшие под кликой «инородцев», ограниченные в своей духовной и экономической жизни, должны относиться одинаково терпимо ко всем народностям, живущим на территории Азербайджана, предоставляя им возможность, наряду со своей религией, сохранить и все свои культурные и национальные особенности» и что «правительство приложит все старания, чтобы Азербайджан стал для всех населяющих его народов любимой родиной… всеми силами не допустит вспышек национальной вражды и будет пресекать их в корне».[vi]В Декларации выражалась также и солидарность с Горской Республикой, ведущей в тот период тяжелую вооруженную борьбу против Добровольческой армии А.И.Деникина.[vii]

В оглашенной на 109-м заседании парламента, состоявшемся 22 декабря 1919 г., Декларации пятого состава Кабинета министров, Н.Усуббеков, касаясь карабахского вопроса, указывал на опасность аннексии Зангезурского уезда со стороны Армении. «Сотни и тысячи лет Зангезур являлся неотъемлемой частью Азербайджана, – подчеркивал Н.Усуббеков, – поэтому ясно, что из этой интриги ничего не выйдет». Здесь же премьер-министр напоминал о приверженности Азербайджана к мирному разрешению всех спорных вопросов и указывал путь к этой цели «принятием условия о признании культурных прав армянского национального меньшинства и взятием его под действительную опеку правительства». Указывая на меры, предпринятые правительством в этом направлении, премьер особо отмечал, что «будущность Азербайджана и Армении связана с вопросами обеспечения прав национального меньшинства».[viii]

Значительное место в правительственной Декларации было уделено взаимоотношениям с соседними государствами – Грузией, Арменией, Турцией, Ираном и Россией.

Премьер-министр с удовлетворением отмечал большое значение и роль заключенного 27 июня 1919 г. азербайджано-грузинского оборонительного пакта для обеих государств в деле защиты от внешней опасности и выражал решимость правительства к его дальнейшему укреплению. Что касается Армении, то в Декларации выражалась надежда на мирное разрешение всех спорных территориальных вопросов, что «в ближайшем времени между кавказскими республиками будут установлены тесная связь и долговечная дружба». Особо подчеркивалось, что в будущую «конфедерацию или иную форму союза… должна войти и Северокавказская Республика». Вновь выражая солидарность с горцами, ведущими партизанскую войну против деникинцев на Северном Кавказе, правительство осознавало, «что уничтожение независимости горцев есть серьезная угроза и нашей независимости». [ix]

Касаясь взаимоотношений с Турцией, занятой ликвидацией тяжелых последствий войны, в Декларации выражалась надежда, «что в будущем между двумя тюркскими государствами, свободными и независимыми, установятся более тесное общение, вечная дружба и искреннее соседство». Переходя к взаимоотношениям с Ираном, премьер-министр отмечал значительные позитивные шаги по установлению официальных дипломатических отношений между этими «родственными государствами». [x]

В Декларации с сожалением отмечалось, «что ни одна из борющихся в России сил не может верить или не хочет верить, что она не сможет достигнуть прежних границ России, и что установление нового великодержавного государства над самоопределившимися народами – эта пустая химера». Учитывая эту реальную угрозу независимости Азербайджана как со стороны белой, так и красной России, правительство декларировало свою решимость «готовиться к борьбе до последнего дыхания для защиты нашей независимости от угрожающих ей сил». [xi]

Анализ основного содержания всех трех деклараций Кабинетов министров Фатали хана Хойского и Насиба бека Усуббекова позволяет выделить ряд параметров концепции национальной безопасности Азербайджанской Республики периода 1918–1920 гг., включающей в себя проведение миролюбивой внешней политики и ставку на исключительно мирное разрешение всех территориальных споров со своими соседями за столом переговоров; стремление к обеспечению коллективной безопасности в регионе путем образования союза кавказских государств в конфедеративной или иных формах; укрепление внутриполитической стабильности, в особенности в области межнациональных отношений, путем неукоснительного соблюдения все демократических норм и свобод по отношению ко всем, без исключения, национальным меньшинствам, населяющим республику; подавление всеми имеющимися средствами любых проявлений сепаратистских тенденций внутри страны и обеспечение территориальной целостности государства.

В целом провозглашение 28 мая 1918 года независимой Азербайджанской Республики явилось знаковым событием в политической истории Азербайджана начала ХХ века. Последующая в течение почти двух лет деятельность национального парламента и правительства по государственному строительству, в том числе и в военной области, обеспечению территориальной целостности республики давала свои весьма ощутимые результаты.

В чрезвычайно сложных внешне- и внутриполитических условиях правительством Азербайджанской Республики была разработана концепция национальной безопасности, осуществлялись строительство регулярной армии и другие мероприятия оборонного значения. Это диктовалось, прежде всего, необходимостью нейтрализовать деникинскую угрозу Азербайджану с севера, борьбой против проявлений воинствующего сепаратизма в южном и западном регионах страны – на Мугани, в Зангезуре и Карабахе в 1919-1920 годах.

Одновременно приходилось принимать меры против подрывной деятельности местных подпольных большевистских организаций, достаточно умело использующих напряженную социально-политическую ситуацию в стране в деле подготовки вооруженного переворота в Баку. Оказавшись в международной изоляции и враждебном окружении, без надежных союзников и один на один с Советской Россией, Азербайджанская Республика пала в результате вторжения ХI Красной армии в конце апреля 1920 года. Однако утверждение новой власти в стране проходило в течение 1920 года на фоне антиоккупационных вооруженных восстаний в уездах страны, что свидетельствовало о стремлении азербайджанского народа восстановить свою независимость.

После распада в 1991 году Советского Союза перед обретшим через семь десятков лет полную независимость Азербайджаном открылась новая страница в его многовековой истории, окрашенная сложнейшими военно-политическими процессами как в самом регионе, так и вокруг него. Однако даже в условиях геополитических потрясений конца ХХ века и динамично меняющегося окружающего мира начала ХХI века, очередного, уже второго после известных событий 1918–1920 гг., этапа агрессивной политики Армении в отношении Азербайджана Страна огней за исключительно короткий исторический период – всего чуть более двух десятков лет – органично вписалась в мировое сообщество наций и приобрела весомый международный авторитет, превратившись в регионального лидера на Южном Кавказе в силу своего все более растущего экономического и оборонного потенциала.

Парвин Дарабади,

доктор исторических наук, профессор


[i] Каземзаде Фируз. Борьба за Закавказье (1917-1921). - Стокгольм: CA& CC PRESS, 2010, с.83-125,159-168211-221; Гасанлы Дж. Внешняя политика Азербайджанской Демократической Республики (1918–1920 гг.). - Москва: Флинта, Наука, 2010, с.171,317-336. 469-479, 494.

[ii] Черчилль У. Мировой кризис. - М.-Л.: Государственное военное издательство, 1932, с.50; Деникин А.И. Очерки русской смуты. - М.: Мысль, 1991, с.139; Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. - Том 2-й. - М.: Госиздат, 1924, с.187,219-220; Лавров С.В. Политика Англии на Кавказе и в Средней Азии в 1917-1921 годах// Вопросы истории, 1979, № 5, с.81.

[iii] Азербайджанская Демократическая Республика (1918–1920 гг.). Парламент (Стенографические отчеты). Баку: Изд-во «Азербайджан», 1998, с.81.

[iv] Там же, с.82.

[v] Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920 гг.). Парламент (Стенографические отчеты). Баку: Изд-во «Азербай­джан», 1998, с.349.

[vi] Там же, с.350.

[vii] Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920 гг.). Парламент (Стенографические отчеты). Баку: Изд-во «Азербай­джан», 1998, с.349.

[viii] Там же, с.809.

[ix] Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920 гг.). Парламент (Стенографические отчеты). Баку: Изд-во «Азербайджан», 1998, с.811.

[x] Там же.

[xi] Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920 гг.). Парламент (Стенографические отчеты). Баку: Изд-во «Азербайджан», 1998, с.812.

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...