Прогноз «Stratfor»-а: мир вступает в новый этап | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Прогноз «Stratfor»-а: мир вступает в новый этап

Ваша местоположение: Главная »» Эксперты »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
18582
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 17 апреля 2013 – Newtimes.az

Глобальные геополитические процессы вызывают беспокойство. Одной из главных причин этого является их неопределенный характер. Динамика изменения отношений между большими государствами не совсем ясна. Однако прогнозы аналитиков в связи с этим вопросом вскрывают интересные и заслуживающие внимания моменты.

Геополитика после «холодной войны»

Опубликован интересный анализ по поводу изменений, происходящих в геополитической среде, основателя американского аналитического центра «Stratfor» Джорджа Фридмана (см.: George Friedman. Beyond the Post-Cold War World // «Stratfor», 2 aпреля 2013 г.). В статье даются заслуживающие внимания прогнозы по поводу вступления мира в новый геополитический этап.

Дж. Фридман констатирует, что после «холодной войны» события в мире определяются тремя факторами: во-первых, авторитетом и влиянием США, во-вторых, усилением Китая и превращением этой страны в центр мирового промышленного развития при опоре на собственный внутренний потенциал и, в-третьих, превращением Европы в крупную и интегрированную экономическую державу. Между тем, Россия ослабла, а Япония перешла к совершенно иной экономической модели.

Видный аналитик делит мир после холодной войны на два этапа. Первый длился с 31 декабря 1991 года по 11 сентября 2001 года. Второй начался 11 сентября и продолжается до сих пор.

Первый этап после холодной войны строился на двух положениях. Первое заключалось в том, что Соединенные Штаты воспринимались в качестве доминирующей политической и военной силы. Однако эта сила не так важна, как прежде, потому что в качестве главного фактора берется экономика. Второй этап строился вокруг трех великих держав – США, Китая и Европы. Однако на этом этапе в мировоззрении Америки произошли серьезные изменения. США начали полагать, что превосходство перед другими означает силу и возможность для преобразования исламского мира военными средствами. В тот период Китай и Европа целенаправленно концентрировали внимание на экономических вопросах.

Заставляет задуматься дальнейший анализ Дж. Фридмана. По его мнению, заложенная в Маастрихтском договоре идея Европы уже не является для нее решающей, так как в Евросоюзе экономические потрясения становятся все сильнее, а в Европе произошел раскол. Китайское экономическое чудо близится к завершению. Именно поэтому, чтобы самоутвердиться, Пекин начинает обращать все большее внимание на военные аспекты. Пекин не исключает варианты применения военной силы. Более интересные события происходят в США. Соединенные Штаты уходят из Афганистана. Вашингтон пересматривает взаимоотношения и взаимосвязь между глобальным превосходством и глобальным всемогуществом.

Здесь Дж. Фридман обращает внимание на два важных понятия – глобальное превосходство и глобальное всемогущество. Вначале он вскрывает различия между ними. Затем он указывает на изменение между ними на новом этапе связей и взаимозависимости. В каком направлении пойдут эти изменения? В чем будут заключаться новые моменты в его содержании? Эти вопросы вызывают интерес.

Хотя аналитик не дает на эти вопросы конкретного ответа, тем не менее он затрагивает некоторые важные моменты. Европа существовала преимущественно как экономическая держава. Однако она пыталась получить наряду с экономической интеграцией и отдельные государства. Эта недостижимая идея достигла своего пика, и Европа регрессирует. В Германии, Голландии и Люксембурге уровень безработицы низок. В провинциях Евросоюза же этот показатель высок. Германия пытается сохранить Евросоюз, чтобы защитить собственные торговые интересы. Берлин пытается управлять экономическим курсом государств-членов организации. Германия не просто спасает европейские государства. Взамен она желает контролировать их бюджет. Отсюда и возникают противоречия, так как государства-члены ЕС не хотят отказаться от своего суверенитета. В результате в ряде европейских стран (например, Венгрии, Румынии, Болгарии и др.) усиливаются тенденции радикального национализма.

Пример Кипра же вскрыл принципиально важный момент в плане судьбы ЕС. Обнаружилось, что ЕС пытается оказывать давление на слабые страны. Если какая-либо страна-член организации ослабнет, другие попытаются оказать на нее давление. При этом перспективы европейской интеграции оказываются под сомнением. Одновременно это показывает, что в считающейся демократическом Евросоюзе отношение к слабым вовсе не демократичное. Если этот принцип вообще свойственен ЕС, то насколько демократичным может быть его отношение к другим государствам? Может ли Европа в этом случае объективно относиться к урегулированию региональных конфликтов? Из анализа Дж.Фридмана вытекает необходимость поиска ответа на эти вопросы.

Соотношение новых сил

Вопрос о Китае занимает важное место в статье аналитика. По его мнению, прежними темпами китайская экономика не может далее развиваться. Экспортно-ориентированная экономика обуславливает рост потребностей внутри страны. Однако, чтобы такое произошло в Китае, во внутренней жизни страны должны произойти революционные изменения. Пекин несколько раз пытался сделать это. Но не вышло. Таким образом, Китай не смог добиться внутренних коренных социально-экономических преобразований за отведенное для него историческое время. В результате он избрал путь сокращения нормы прибыли на экспорт. Такой путь в Японии подорвал ее финансовую систему. Та же участь ждет и Китай.

Все это показывает, что Европа и Китай допустили одну и ту же ошибку. Они были убеждены в возможности без учета геополитики и внутренних политических проблем обеспечить устойчивое развитие посредством экономического расцвета. Эти прогнозы оправдались в 1991-2008 гг. Сейчас же налицо совершенно другие реалии. В отличие от ЕС и Китая, история преподнесла Соединенным Штатам другой урок.

Америка верила, что военным вмешательством удастся решить глобальные проблемы. Сентябрь 2001 года перевернул все вверх дном. Афганский и иракский вопросы же доказали, что за счет даже самой большой военной силы невозможно навязать другим политическую волю. Именно здесь нужно провести различие между превосходством и всемогуществом. Трудно предположить, что Вашингтон пришел в этом вопросе к какой-либо конкретной мысли. Вместе с тем США признают, что в глобальной геополитике уже начались изменения, и строят свою внешнюю политику с учетом этого момента. Предпринятые им в последнее время шаги в направлении Средней Азии, Кавказа, Центральной Азии и Китая свидетельствуют о сказанном.

Здесь важный момент заключается в том, что США уже не используют метод прямого военного вмешательства. Но тем самым они не кладут конец своим лидерским амбициям, а просто пытаются обеспечить баланс сил по новой формуле. По сравнению с другими двумя мировыми гигантами – ЕС и Китаем – Америка все еще обладает лучшей экономической системой. Здесь сравнительно меньше экономических проблем. Но все это не придает Вашингтону статус абсолютного господства. По этой причине время покажет, к каким последствиям приведет политика США на новом этапе. Но уже сейчас ясно, что в глобальном масштабе геополитическая картина серьезно изменится.

На основе сказанного Дж. Фридман выделяет 4 определяющие характеристики нового этапа. Во-первых, по всем параметрам США остаются господствующей державой. Но сейчас Вашингтон поступает осторожно и обдуманно. Он признает существенную разницу между превосходством и всемогуществом.

Во-вторых, Европа возвращается в свое нормальное состояние. Главным признаком этого являются наличие большого количества соревнующихся друг с другом национальных государств.

В-третьих, идет процесс возрождения России. Россияне, как обычно, будут продолжать «ловить рыбу в мутной воде». Россия продолжит добиваться соглашений, не столь значимых в экономическом плане, но все же приносящих серьезные политические дивиденды.

В-четвертых, для решения собственных внутренних проблем Китай «замыкается в себе». Ему уже значительно сложнее согласовывать коммунистический способ управления с нестабильной экономической ситуацией. Если благосостояние народа не улучшится, Китай превратится в авторитарное государство.

Из данного анализа вытекают важные выводы. В особенности, можно выделить некоторые интересные моменты в связи с изменением в глобальном масштабе соотношения сил. По-видимому, на новом этапе лидерство по конкретным параметрам (например, военному, экономическому или политическому) будет невозможно. Влиятельное в глобальном масштабе государство должно превосходить комплексно. Сюда входят политические, экономические, культурные, экологические, военные и др. аспекты. Европа и Китай не могут конкурировать с Америкой на уровне глобального лидерства. Делая всю ставку на экономику, они подрывают сами себя.

Нерешенным остается и вопрос о гегемонии США в мире, так как могут возникнуть новые центры тяжести. Например, стремительно развиваются Россия, Индия, Бразилия, Турция. Кроме того, конфликты в тех или иных регионах могут в один момент изменить геополитическую ситуацию в мире. Нерешенность их могут создать для больших государств невиданные ранее проблемы. В целом возникновение региональных лидеров может придать новую динамику геополитической картине. Возможны и другие сценарии.

Но выдвинутые Дж. Фридманом тезисы вскрывают на общем уровне достаточно интересные моменты. По-видимому, в мире могут сложиться новые международные правила. Если фундамент этого закладывается сейчас, то в определенном смысле надо признать наличие неопределенностей. Возникает такой срез времени, когда конкретные критерии для урегулирования геополитических процессов регионального уровня могут быть утеряны. Тогда вопрос об урегулировании конфликтов превращается в крайне актуальную проблему.

С другой стороны, если национальная государственность в Европе вновь приобретает большое значение, то стоит задуматься о том, каким должно быть оптимальное решение этого вопроса в странах, недавно вступивших на путь независимого развития. Здесь потребуется найти новое соотношение между национальным суверенитетом и требованиями глобализационных процессов. Сложность проблемы еще и в том, что  новый этап еще не завершен, и многие принципиально важные моменты еще не ясны. По этой причине не остается ничего, кроме как принять следующий итоговый тезис Дж. Фридмана: «Сейчас мы вступаем в новый этап».

Newtimes.az

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...