Военно-морская составляющая геополитических процессов на Каспии на современном этапе | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Военно-морская составляющая геополитических процессов на Каспии на современном этапе

Ваша местоположение: Главная »» Эксперты »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
13051
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 11 апреля 2013 – Newtimes.az

Как известно, одной из злободневных проблем Каспийского региона, наряду с проблемой делимитации акватории Каспия является также и ее демилитаризация. Хотя военно-морская политика всех прикаспийских стран направлена на обеспечение своих национальных интересов как на морском побережье и во внутренних морских водах, так и в открытом море, однако имеющиеся весьма острые разногласия между некаторами из них по поводу раздела Каспия стимулирует гонку вооружений и создание новых военно-морских инфраструктур во всех прикаспийских государствах. Курс же на наращивание всеми пяти прикаспийскими государствами своей военно-морской мощи является одним из дестабилизирующих факторов, чреватых непредсказуемыми последствиями.

В настоящее время наиболее мощной силой региона является Каспийская флотилия военно-морского флота России. В ее состав входят почти три десятка кораблей и катеров различных проектов. Самыми крупными, мощными и вооруженными кораблями Каспийской флотилии являются два сторожевика проекта «Гепард» - «Татарстан» (флагман флотилии) и «Дагестан», имеющие достаточно мощное артиллерийское, торпедное и ракетное вооружение. Помимо сторожевиков в составе флотилии имеются и боевые корабли других классов. Фактически, под контролем одних только сторожевиков и малых ракетных кораблей находится, как минимум, половина всего Каспийского моря. Также в составе флотилии числится 847-й отдельный береговой ракетный дивизион (Астрахань), 77-я отдельная гвардейская бригада морской пехоты (Каспийск), а также вертолетная эскадрилья. Другие же прикаспийские государства значительно уступают российской КВФ как по количеству боевых кораблей, так и по качеству их вооруженности.

В целом же, по мнению российских военных экспертов, состав военно-морских сил прикаспийских государств достаточно разнороден как в количественном, так и в качественном аспекте. К тому же заметны серьезные отличия в подходе к формированию состава российских и иранских военно-морских оперативных объединений. Так, Россия в последние годы старается оснащать Каспийскую флотилию ракетными и артиллерийскими кораблями. Иран, в свою очередь, предпочитает создавать т.н. москитный флот.состоящей в основном из быстроходных и манёвренных боевых ракетных катеров и мини субмарин  для проведения внезапной атаки кораблей противника.

Причины такого расхождения очевидны, так как  Каспийская флотилия ВМФ СССР и России всегда имела немного меньший приоритет, чем остальные флоты – Северный, Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский. Поэтому начавшееся в последние годы перевооружение стало поводом и средством для значительного повышения потенциала каспийского соединения и обновления его техники. В случае с Ираном причиной специфического оснащения военно-морских сил на Каспии является необходимость размещения основной массы кораблей в Персидском заливе. Судя по москитному флоту на Каспии, Иранская Исламская Республика не считает Россию, Казахстан, Азербайджан или Туркменистан потенциальными противниками, от которых нужно срочно «отгораживаться» мощным флотом. Тем не менее, в марте 2013 г. в состав каспийских военно-морских сил Ирана был введен первый полностью иранский эсминец "Джамаран-2» с управляемым ракетным оружием. Кроме того, он оснащен радаром нового типа и более совершенными системами связи, а также площадкой для посадки вертолета. "Джамаран-2" представляет собой многоцелевой корабль, способный решать широкий спектр задач на морском и приморском театре военных действий.

Между тем, все прикаспийские государства беспокоят проблема использования их территорий третьими странами в случае возникновения крупномасштабных конфликтов. Это нашло свое отражение в Итоговой декларации второго саммита прикаспийских стран, подписанных их президентами  в Тегеране 16 октября 2007 года. В этом документе также нашли свое отражение слова президента Российской Федерации В.В.Путина о том, что «ни одна прикаспийская страна не должна предоставлять третьей стране свою территорию для применения силы или для совершения военной агрессии против другой прикаспийской страны».

Что касается самих заинтересованных стран, то и здесь можно отметить несовпадение позиций по этому вопросу. Так, Россия считает нецелесообразным проводить демилитаризацию Каспия в современных условиях, но одновременно высказывается против чрезмерного наращивания военного потенциала тем или иным прикаспийским государством.

Становится очевидным фактом, что дальнейшая милитаризация Каспия и неопределенность его правового статуса создают предпосылки для военно-политических конфликтов между прикаспийскими странами, что в свою очередь актуализирует необходимость как можно быстрее найти механизмы обеспечения безопасности этого региона. Однако вопрос состоит в том, насколько демилитаризация Каспия выгодна всем прикаспийским странам, и реально ли достичь согласия всех пяти прикаспийских государств, в том, чтобы полностью лишиться всех военно-морских сил, оставив фактически без прикрытия свои прибрежные территории.

В целом же, Кавказско-Каспийское геополитическое пространство в рамках классической геополитики, осмысливается с теллурократических позиций «Суши» (Российская империя-СССР-Россия) и включен в сферу континентального влияния, а с талассократических позиций «Моря» (США, НАТО) и может быть использован в качестве плацдарма для экспансии вглубь Евразии и установления над ней геостратегического и геоэкономического контроля.Поэтому нет ничего удивительного в том, что этот регион всегда представлял собой и продолжает оставаться местом, как латентного, так и открытого столкновения геополитических интересов и ожесточенной конкурентной борьбы на протяжении последних трех столетий западных держав и, прежде всего, США, Великобритании и Германии  с одной стороны и России – с другой, своеобразными заложниками которой на протяжении веков являлись и продолжают оставаться проживающие здесь народы.

В целом ситуация на Каспии может обостриться на фоне зашедших в тупик переговоров по разделу морского пространства, причем вариант военного столкновения между некоторыми прикаспийскими государствами отнюдь не исключается и этот конфликт может сыграть на руку и внешним игрокам – прежде всего, США и Китаю. Для США и их ближайших союзников это стало бы поводом и оправданием дальнейшего вооружения своих региональных партнеров и собственного военного присутствия в регионе. Для Китая же обострение военно-морской обстановки на Каспии повлекло бы резкое снижение транзита энергоносителей из Центральной Азии на Запад, что в значительной степени переориентировало бы их на азиатско-тихоокеанские рынки.

Хотя по Каспию сложилась латентная конфликтная ситуация, она пока еще не имеет кризисного военно-политического измерения. Однако драматические события, разворачивающиеся на Большом Ближнем Востоке, не могут не оказывать своего влияния и на Кавказ. Напряженное геополитическое соперничество между формирующимися новыми геостратегическими центрами, причем, при активном участии фактора «морской силы», создает весьма реальные перспективы превращения всего обширного черноморско-кавказско-каспийского пространства в один из решающих «театров военных действий» в атлантистско-евразийском геополитическом противостоянии XXI веке на фоне все более обостряющейся военно-политической ситуации на Большом Ближнем Востоке.

Парвин Дарабади,

Доктор исторических наук, профессор

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Президент Грузии разбалансировала Закавказье
16 марта 2019 Коммерсантъ

Президент Грузии разбалансировала Закавказье

Саломе Зурабишвили поддержала Азербайджан в карабахском конфликте

Далее...
Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась
16 октября 2018 Foreign Policy

Foreign Policy: Постреволюционная вечеринка в Армении закончилась

В журнале Foreign Policy опубликована статья о коррупции и политических противостояниях в Армении.

Далее...