Присвоение чужой культуры по-армянски | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Присвоение чужой культуры по-армянски

Ваша местоположение: Главная »» Азия »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
38749
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Сегодня армяне и их покровители вовсю разглагольствуют о древности армянского языка, музыки, культуры, фольклора. Но дело в том, что ученые и исследователи утверждают обратное. Даже среди ученых с армянскими корнями есть такие, кто признает это[i]. С этой точки зрения цель данного исследования – языком армянских ученых, исследователей и мастеров рассказать читателям о том, как азербайджано-тюркская культура повлияла на армянскую языковую, музыкальную культуру и устное народное творчество.

Хотя армяне и говорят о древности своего языка, влияние тюркского языка на него невозможно отрицать.

Основоположник современной армянской литературы, писатель, педагог Хачатур Абовян признавал, что армянский народ «в разговорной речи употребляет не только отдельные слова по-азербайджански, но и предложения целиком». Он также отмечал, что армянский народ «усвоил огромное количество тюркских слов и пользуется ими поныне». Писатель даже не скрывал своей влюбленности в красоту азербайджанского языка. «По своему звучанию, поэтичности и певучести, в грамматическом отношении татарский (азербайджанский) язык - лучший среди других языков»[ii], - пишет Х.Абовян.

В другом своем произведении академик говорит о влиянии тюркского языка на национальные обычаи и традиции армян. Он пишет: «Будь проклят тюркский, однако этот язык получил благословение Господне… на всех торжествах или свадебных церемониях мы поем по-тюркски». «Наш язык, как минимум, на 50 процентов состоит из тюркских слов»[iii], - утверждает писатель. Продолжая затем свою мысль, он отмечает, что «тюркча (азербайджанский) настолько внедрился в наш язык, что песни, стихи, пословицы у нас звучат по-тюркски (по-азербайджански)»[iv].

Известный языковед, литературовед, академик Грача Ачарян, в свою очередь, также пишет, что «под воздействием тюркского (азербайджанского) языка изменились даже грамматические закономерности и правила армянского языка»[v].

Армяне признают, что в армянской культуре нет традиции эпоса, и она заимствована из азербайджанской культуры. Армянский автор Газарос Агаян отмечает: «…у наших ашугов нет дастанов со стихами, все только на тюркча (азербайджанском)»[vi]. Тот же автор в другом своем произведении пишет, что «известные любовные дастаны, сказания Востока - «Ашыг Гариб», «Асли и Керем», «Шах Исмаил», «Фархад и Ширин», «Лейли и Меджнун», богатый героическими мотивами «Кероглу» стали переводить с азербайджанского на армянский язык, подражая или же создавая одинаковые по содержанию»[vii]. И, наконец, еще в одном своем произведении он отмечает, что «… тюрки (азербайджанцы) его (Кероглу) считают тюрком (азербайджанцем), курды – курдом, а армяне – азербайджанизированным армянином. Его песни на  тюркском (азербайджанском) и курдском языках поют только армяне, а другие народности поют на своих языках»[viii].

Другие образцы устной народной литературы - пословицы также являются жемчужинами культуры, «импортированными» в армянский язык из азербайджанского языка. Известный фольклорист, академик А.Т.Ганаланян пишет, что «Кефи кохне, кянди кохвини», «Бир или у пир или» и. «Гасан кечал, кечал Гасан» - это арменизированные варианты пословиц, соответствующих азербайджанским пословицам («Kef sənindir, kənd kovxanın», «Bir olsun, pir olsun», «Ya Həsən keçəl, ya keçəl Həsən»). Вышесказанное, прежде всего, подтверждается тем, что приведенные в пример каждая из трех пословиц записаны  в районах совместного проживания армян и азербайджанцев (Карабах, Зангезур) или же в приграничных с Азербайджаном областях. Подтверждением служит и то, что слова в пословицах, а именно «кенд», «бир», «пир» и особенно имя Гасан в отдельности на армянском языке не используются, эти слова привнесены из азербайджанского языка»[ix].

Другой известный фольклорист Э.Арустамян пишет, что «множество азербайджанских пословиц и поговорок употребляются армянами в первозданном виде, не будучи переведенными на армянский язык, поскольку сохранение их глубокой философской сущности подобного перевода не допускает»[x].

Касаясь баяты, Хачатур Абовян признает: «Я записал баяты с той целью, чтобы в меджлисах, во время застолий армяне, употребляя эти тюркские (азербайджанские) высказывания, отчасти подсластили бы свой язык. Поскольку ничто не украшает язык так, как стихотворные строки и песни»[xi].

Другой академик, известный поэт Аветик Исаакян также, в свою очередь, признает, что «армянский народ тоже очень любит баяты и при этом с любовью поет азербайджанские баяты. Но карабахские и зангезурские армяне подобно азербайджанцам близко чувствуют баяты и через них выражают свои мечты»[xii].

Манук Абегян отмечает: «У нас в распоряжении более 1700 вариаций баяты. К сожалению, наш язык беден на многозначные слова, крайне мало выражений, несущих один и тот же смысл, и поэтому мы обращаемся к хорошо знакомому тюркча (азербайджанскому)»[xiii].

Писатель, критик, философ М.Налбандян сожалеет, что «большинство напевов нами заимствованы у тюрков (азербайджанцев). Я побывал во многих местах проживания армян. Всегда старался услышать что-нибудь чисто армянское. К сожалению, услышать такое мне не удалось до сегодняшнего дня!»[xiv].

Армяне признают, что и ашугская культура исторически является частью тюркской культуры. Историк, писатель, критик, профессор Лео (Аракел Бабаханян) пишет: «Малая, можно сказать, что даже незначимая  часть армянского ашугского творчества относится к нашей литературе. Большая часть крупных произведений (дастанов, героических сказаний) создана на тюркском (азербайджанском) языке»[xv].

Это мнение разделяет и Г.Левонян: «Как имена, принимаемые армянскими ашугами, так и названия их стихов и песен - все по-азербайджански»[xvi].

Религиозный деятель, фольклорист и издатель Трдат Балеан также признает, что «названия ашугских инструментов тюркские – саз, сантур, кеман или кеманча, баглама. Даже названия стихов также тюркские: гошма, дастан, гелендер, мюстезад-гелендер, мюхеммес-гелендер, дивани, газель, рубаи-дивани, муседдес-дивани, семаи, муседдес-самаи, нахшикяр-семаи, эдекли-самаи, дюбейти, мюхеммес, теджнис, зенджирлеме, дильдеймез, элифлеме, сетрендж, гите, гасиде, нагарет и др.»[xvii].

Газарос Агаян, исходя из личного опыта, отмечает: «Сначала я заучивал стихи, а после того, как стал владеть азбукой, то начал и писать их. Нельзя сказать, что полностью, но в какой-то мере я понимал и смысл написанного мною… Ашуги исполняли не на армянском, а на тюркском. Среди наших ашугов еще не было представления об исполнении на армянском языке. Наши ашуги не имеют дастанов на армянском, все только на тюркча»[xviii].

Эту мысль разделяет и писатель, критик, философ М.Налбандян: «Армянских ашугов можно считать армянскими только по той причине, что они родились в армянских семьях», «…они все время опирались на творчество азербайджанских мастеров» и «…используемые ими музыкальные инструменты являлись тюркскими – саз, сантур, кяман или кяманча, баглама»[xix].

Также налицо отсутствие самобытной, оригинальной армянской музыки. В этом смысле известный литературовед С.Паласанян отмечает, что «мотивы наших напевов различаются… и, вообще, под влиянием какого народа мы находимся, его напевы и принимаем за свои»[xx]. Собиратель народных песен С.П.Меликян также, в свою очередь, признает, что «армянская музыка представляет собой конгломерат влияний различных культур»[xxi].

История показывает, что при взаимовлиянии культур обычно древние и имеющие корни культуры берут верх над слабыми. А если культуры так таковой и не существует, то «импортируется» другая культура, которая используется такой, какая она есть. Но «импортируемые» из другой культуры шедевры ни в коем случае не должны преподноситься как свои.

Однако говорят, что всегда имеются исключения из правил. У армян дело обстоит так: «импортировать» азербайджанскую культуру, использовать ее, а затем попытаться преподнести ее мировому сообществу как собственную, мало того, утверждать, что подлинный хозяин этой культуры присвоил ее. Это и есть «древняя» и самобытная армянская культура.

В этом смысле сейчас становится ясной причина отказа армян от участия в состоявшемся в Баку песенном конкурсе «Евровидение»: как же они, находясь в столице Азербайджана, на глазах у всей мировой общественности стали бы преподносить азербайджанские песни как свои?!

 Др.Тураб Гурбанов


[i] Некоторые из использованных в этой статье цитат взяты из книги Агентства по авторским правам Азербайджанской Республики “Gəldim, gördüm, mənimsədim”.

[ii] Kh.Abovyan, Complete collection of works, volume V, Yerevan, the publishing house of AS of Arm.1950, in the Armenian language

[iii] Kh.Abovyan, “Wounds of Armenia”, Yerevan,1939, in the Armenian language, p. 80-81.

[iv] Kh.Abovyan, “Wounds of Armenia”, Yerevan,1939, in the Armenian language, p. 41-42.

[v] “The history of new Armenian literature”, Vagarshabat,1906, in the Armenian language

[vi] G.Agayan, “Works”, v.3

[vii] G.Antonyan, Armenian-Azerbaijani friendship in the literature. Yerevan, Aypetkrat,1962, in the Armenian language

[viii] G.Agayan, Selected works, Yerevan,1939, in the Armenian language

[ix] A.T.Ganolanyan, "Proverbs", Yerevan, publishing house AS, 1955, p.34, in the Armenian language

[x] The work “Common features of Azerbaijan and Armenian proverbs and sayings”

[xi] Kh. Abovyan, “Complete collection of works”, volume V, Yerevan, 1950, p.174, in the Armenian language

[xii] Avetik Isaakyan. Selected works, volume IV, Yerevan, 1951, p.157

[xiii] M.Abegyan, “National songs”, 1904

[xiv] M.Nalbandyan, “About ancient verses and melodies”, “Complete collection of works”, v.1

[xv] Leo, “The history of Armenia”, volume III, Yerevan, 1946, p.1072, in the Armenian language

[xvi] G.Levonyan, “Armenian ashugs”, Alexandropol,1892, in the Armenian language.

[xvii] Armenian ashugs. Collector Trdat Balean, volume I, Izmir, The publishing house Mamuryan, 1911, p.9-10, in the Armenian language

[xviii] K.Gostanyants. Memoirs of 1893, Works, v.3, in the Armenian language

[xix] M.Nalbandyan, Complete collection of works, v.1

[xx] S.Palasanyan, “The Armenian tunes”, S.Peterburg,1868, in the Armenian language

[xxi] M.Muradyan, “From the history of Armenian and Russian musical communications of XIX-XX centuries”

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...