Позиция армян на Ближнем Востоке – после Арабской пробуждение | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Позиция армян на Ближнем Востоке – после Арабской пробуждение

Ваша местоположение: Главная »» Азия »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
29206
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Процессы, происходящие в настоящее время в арабском мире, вызывают серьезный интерес у всей мировой общественности. То, что эти события придадут импульс новым трендам в глобальной геополитике, не вызывает сомнений.  Существуют различные мнения о причинах этих событий: кто-то считает, что они вызваны с потребностью населения стран региона в демократических переменах, кто-то связывает происходящее с борьбой Запада за новые рынки.

Учитывая, что Ближний Восток является одним из важных регионов в мировой геополитике, мы  считаем, что происходящее вызвано потребностями нового миропорядка.

Чтобы предугадать эти события, необходимо было вспомнить концепцию «Большой Ближний Восток», выдвинутую 43-м Президентом США Джорджем Бушем в 2003 году. Согласно этой концепции стратегия США в регионе, охватывающем огромную территорию от Марокко на западе и до Пакистана на востоке, от Турции на севере и до Судана на юге, направлена на борьбу с врагом под названием «международный терроризм», за контроль над источниками нефти, протянувшимися от Средней Азии до региона Персидского залива, нейтрализацию новых силовых центров мира (Китая, России и Индии) и влияние в исламском мире.

Постепенный рост числа противников Запада в регионе Большого Ближнего Востока, усиление экономических позиций таких государств, как Китай и Россия, дали толчок повороту процессов в это русло. А демократические революции в странах региона зависят от того, является ли та или иная страна союзником Запада. То есть, эти процессы касаются стран, которые не являются союзниками Запада или же пытаются  выйти из сферы его влияния. Предполагается, что те государства, которые являются сторонниками Запада, но остаются в стороне от демократических процессов, на нынешнем этапе избегут участи стать жертвами Арабской весны.

Другой примечательный момент заключается в том, что процессы носят цикличный характер и производят впечатление эффекта домино. Большинство экспертов придерживаются мнения, что процессы начались в Тунисе и продолжились по маршруту Ливия-Египет-Йемен-Сирия. Однако, на наш взгляд, первой мишенью стал Судан. Среди скрытых причин разделения этого крупнейшего африканского государства можно указать его сотрудничество с Китаем - основным соперником Запада в большинстве экономических проектов. Хотя нейтрализация интересов Китая в Африке и стала причиной разделения Судана, судьба этой страны все еще остается не совсем определенной.  

Следует также отметить своеобразную особенность событий, происходящих в странах региона, который США именуют «Большим Ближний Востоком». Хотя события протекают вследствие внешнего вмешательства, однако они не в полной мере управляемы. Это чрезвычайно стремительные процессы, очень часто цели и завоевания внешних сил и внутренних игроков в них бывают разными.  Не исключено, что процессы дадут обратный эффект, могут обернуться против интересов Запада.

Уже очевидно, что вероятность прихода к власти в некоторых странах сторонников радикального ислама не соответствует планам Запада. Реальная картина показывает, что в планах Запада, касающихся    арабских стран, не были учтены местные христианские общины, тесно сотрудничавшие с правящими режимами. Эти процессы более выпукло показывают себя в Ираке, Египте и Сирии.

На фоне всего этого интересна позиция, которой придерживаются в отношении происходящих в регионе событий живущие в странах Ближнего Востока армяне. Ближний Восток является одним из тех регионов, где армянская диаспора наиболее сильна. Во многих ближневосточных странах она обладает мощной экономической и лоббистской силой.

Согласно интернет-сообщениям армянской диаспоры, в регионе проживает от 500 тысяч до 1 миллиона армян, самые крупные общины имеются в Сирии, Ливане и Иране. В Ираке, Египте и Турции, а также в Израиле – Иерусалиме существует хорошо организованная армянская община. Армяне представлены в этих странах как национальное или религиозное меньшинство и пользуются соответствующими привилегиями. Они имеют своих представителей в парламентах и правительствах Сирии, Ливана, Ирана. 

Следует особо отметить, что армяне умело используют религиозные убеждения в своих политических целях. Являясь носителями григорианского, католического, протестантского, евангелистского религиозных убеждений, они обладают правом быть по отдельности представленными в ливанской системе конфессиональной сбалансированности. Привилегии, предоставляемые в этой стране представителям не национальных, а религиозных меньшинств, стали главным фактором, обусловившим разделение армян на религиозные секты. В мире, наверное, невозможно найти вторую такую нацию, которая служила бы стольким религиям. Но в корне вопроса лежат политические амбиции.

На протяжении всей истории армяне на Ближнем Востоке играли роль предателей, служили интересам своих христианских покровителей. Еще во времена крестовых походов армяне предали турок, под покровительством которых они жили, и других мусульман, главным образом арабов, воевали на стороне крестоносцев. Имеются десятки фактов о том, как во время атак крестоносцев армяне, жившие в городах-крепостях, сдавали эти города (Эдесса, Антиохия). (1)

Таким образом, армяне исторически были известны как народ-предатель. А то, что после завершения крестовых походов они смогли спокойно жить на этих землях, связано с толерантностью турок и вообще умением мусульман прощать.

Позиция армян не изменилась и в продолжающихся в настоящее время процессах Арабской весны. Хотя армяне и пытаются показать себя нейтральными в политической панораме Сирии, на самом деле  ситуация совершенно иная.

Алавиты, составляющие всего 11 процентов населения Сирии, находятся у власти в стране и занимают преобладающие позиции в обществе. Сунниты, составляющие большинство, выступают против режима. В таких условиях основными союзниками алавитов является другая группа меньшинства – христиане (10 процентов). Группы населения, не являющиеся суннитами, понимают, что свержение режима не принесет им пользы, опасаются того, что Сирия подобно Египту, Ливии и Тунису переориентируется от светскости к исламизации. С этой точки зрения религиозные меньшинства Сирии, в основном, поддерживают режим Башара Асада. (2) Тем не менее, в рядах оппозиции есть как их представители, так и представители самих алавитов. 

В настоящее время в Сирии проживает около 200 тысяч армян. Начиная с 1928 года, армяне постоянно представлены в парламенте Сирии. При режиме Асада армяне ведут достаточно стабильную жизнь в пределах своей общинной среды, а не очень характерная для общины миграция, главным образом, связана с экономическими причинами.

Когда начались антиправительственные выступления, армянская диаспора создавала видимость нейтралитета, однако она, в основном, поддерживает режим. По информации одного из основных изданий армянской диаспоры – Armenian weekly, армяне фактически демонстрируют свою поддержку режиму Асада участием в митингах сторонников правительства и работой в органах спецслужб Сирии. (3)

Ни одна из общественно-политических организаций армянской общины в стране не подняла перед правительством вопрос и не выразила свою решительную позицию в связи с происходящими событиями. Даже когда правительственная армия проводила операции в Хомсе, втором по численности христиан городе страны, армяне не выразили никакой общественной позиции в защиту своих единоверцев.

Сунниты, алавиты, христиане, друзы, ассирийцы, курды, представители кавказских народов участвуют в Национальном совете Сирии в виде групп, армяне же не представлены в нем как группа. Есть два главных фактора, обусловливающих пассивность армянской общины: ухудшение отношения к христианам после изменений, произошедших в других арабских странах, в частности в Египте и Ираке, и близость Национального совета Сирии, где представлена оппозиция, к Турции.

Армяне предпочитают быть с нынешним режимом и пользоваться существующими социальными привилегиями. Потому что с приходом к власти «братьев-мусульман» или радикальных суннитских мусульманских групп эти привилегии могут быть утеряны. На наш взгляд, именно по этим причинам армяне пока еще воздерживаются от представительства в оппозиционном лагере.

Однако армян уже волнует подобный ход событий и их будущее в стране. Их мнение относительно будущего армянской общины Сирии таково: «Участие в политических процессах в качестве сторонников или противников правительства важно для обеспечения будущего армянской общины.

Армяне, как община, не должны связывать свою судьбу ни с нынешней властью, ни с оппозицией. Участие на обеих сторонах конфликта стало бы для армян мощной политической стратегией, тем самым они интегрировались бы в политические процессы и добились бы  учета интересов армянской общины в обществе.

Другие национальные меньшинства, в частности курды и ассирийцы, уже применяют данную стратегию. Их участие в антиправительственных процессах привело к тому, что оппозиция приняла их требования, касающиеся национальных меньшинств, а Национальный совет Сирии включил в проект новой Конституции специальные положения». (4)

Проведение армянами на Ближнем Востоке предложенной двойной политики уже нашло свое подтверждение на опыте Ливана. В Ливане, где, учитывая политическую чувствительность страны, с 1932 года не ведется никакой официальной статистики состава населения, по неофициальной статистике проживает 250 000 армян, которые составляют 4 процента всего населения. В этой стране армянам отведено в парламенте шесть мест, а в правительстве – два министерских кресла. Три армянских религиозных течения официально признаны правительством Ливана как существующие в стране религиозные секты: армяне-григориане, армяне-католики и армяне-евангелисты.

Армянские политические партии в Ливане известны тем, что они поддерживают силы, пришедшие к  власти. Основные армянские партии – это «Дашнакцутюн», «Гнчак» и «Рамгавар». Во время гражданской войны в Ливане армяне стремились угодить всем сторонам. Были армянские политические силы, которые стремились казаться нейтральными, но были и такие, которые участвовали в обоих лагерях враждовавших групп.

Армянская революционная федерация (партия «Дашнакцутюн») была сторонницей лагеря, где были представлены шиитский Хезболлах и христианское «Свободное патриотическое движение». А Либерально-демократическая («Рамгавар») и Социал-демократическая («Гнчак») партии находились в лагере, в котором объединились суннитское «Движение будущего» и Маронитские силы Ливана. Армянская террористическая организация АСАЛА также была одной из основных участниц войны, союзницей радикальных ливанских и палестинских групп против правых сил.

Находясь в оппозиционных лагерях, армянские партии, тем не менее, поддерживают между собой постоянную связь. Тем самым они могут обеспечивать свои интересы и быть представленными во власти, независимо от того, в чьих руках она находится. Результаты  конфликта не были решающими  в политической стратегии армян.

Двойная политика армян проявилась и в Ираке. Как известно, накануне военного вмешательства США и их союзников в Ирак представители христиан в стране, в частности армяне, заявляли, что подвергаются преследованиям на религиозной почве, и просили помощи.

Они хотели услужить внешним силам, получив тем самым больше привилегий. Однако последующие события показали, что им не удалось до конца просчитать сценарий. После свержения режима Саддама Хусейна общество заняло агрессивную позицию против христиан, в результате чего начался их массовый отток.  По крайней мере, 3-4 тысячи представителей армянской общины, которая до военного вмешательства насчитывала 18 тысяч человек, покинули страну, а остальные все еще не решили, что им делать.  Иракский прецедент является сейчас поучительным уроком для сирийских армян.

Встречается также информация об участии армян в событиях в Ливии. Раскрывшийся факт поставок  оружия из Молдовы в Бенгази зарегистрированным в Армении самолетом в целях вооружения мятежников в Ливии, выявил след армян в происходящих в этой стране событиях.

То, что Запад закрывает глаза не незаконную торговлю армян оружием на глазах у всего мира, кажется парадоксальным. Армяне и в Иерусалиме играют роль смутьянов. Ежегодно в Храме Гроба Господня в Иерусалиме между армянскими священниками и представителями других христианских общин возникают проблемы и даже драки.

Таким образом, в регионе Ближнего Востока армяне придерживаются своей традиционной позиции. Этот народ, не знающий, что такое верность, мечется от одного полюса к другому. Независимо от того, кому они служат, армяне ради собственных интересов представляют все полюсы и готовы предать каждого. Армяне, во все времена являвшиеся инструментом в руках сильных мира сего, при необходимости готовы принести в жертву всех. Эта их позиция проявляется и в процессах на Ближнем Востоке.

 

Использованная литература:

 

1. Кэрол Хилленбранд. Крестовые походы. Взгляд с востока мусульманская перспектива. Москва. 2008.

2. Kurt J. Werthmuller Research Fellow, Hudson Institute Center for Religious Freedom/ Setting Up Triage inSyria: Strategies to Save a Struggling Nation’s Minorities/ 28 mart 2012

3. Nanore Barsoumian. Between a rock and a hard place: the Armenians in Syria. February 16, 2012. http://www.armenianweekly.com

4. Syrian revolution and future of the Armenian community – Filor Nigoghosian

March 8, 2012. http://www.syrian-christian.org   

New Times

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...