THE THINKING OF FUTURE
BİZ DÜNYA SİYASƏTİNİN BÜTÜN SİRLƏRİNİ AÇIRIQ

Европа упорно все отрицает

Siz buradasınız: Əsas səhifə »» Şəxsiyyətlər »»
 0 şərh Yazı aralığı+- AFont Ölçüsü+- Çap
1933
Yazı aralığı+- AFont Ölçüsü+- Çap

Баку, 9 мая 2013 – Newtimes.az

Экономист Тим Дай недавно задал в своем блоге вопрос: когда мы все сможем признать, что единая европейская валюта провалилась?

Ответ, конечно же: никогда. Слишком много истории, слишком много громких заявлений, слишком много амбиций связано с единой валютой, чтобы люди, причастные к ее созданию, признали свою ошибку. Даже если этот проект закончится полным крахом, они будут настаивать, что это не евро подвел Европу, а Европа подвела евро.

Однако мне кажется, что будет полезно еще раз изложить мои взгляды по поводу того, от чего именно страдает Европа и что можно в этой связи предпринять.

Начнем с того, что представляла собой Европа в конце 90-х. Это был континент со множеством проблем, но ничего похожего на кризис там не наблюдалось. Не было и признаков, что она идет по неверному пути. Затем появился евро.

Первым следствием введения евро стал всплеск эйфории: внезапно инвесторы поверили, что все европейские долги одинаково надежны. Процентные ставки упали по всей европейской периферии, что повлекло приток капитала в Испанию, Грецию и им подобные страны.

Эти потоки капитала подпитывали огромные пузыри в сфере недвижимости и в целом привели к буму в странах-реципиентах.

Этот бум, в свою очередь, привел к дифференцированной инфляции: издержки и цены в странах периферии выросли гораздо сильнее, чем, например, в Германии и во Франции. Периферийные экономики становились все менее конкурентоспособными, что, впрочем, не было проблемой, пока продолжался приток капитала. Однако это должно было стать проблемой, когда приток капитала прекратится.

А ведь именно это и произошло. Итогом стал серьезный спад в странах периферии, где серьезно сократился внутренний спрос, а спрос внешний так и остался низким из-за потери конкурентоспособности.

Это обнажило серьезную проблему с единой валютой: страна – член еврозоны не может легко исправить ситуацию, когда обнаруживает, что издержки стали слишком большими. В лучшем случае периферийным экономикам грозил длительный период высокой безработицы, пока они переживали медленную «внутреннюю девальвацию».

Ситуация значительно усугубилась, когда снижение доходов в сочетании с перспективой длительной экономической слабости привело к возникновению больших бюджетных дефицитов и сомнений в платежеспособности. Причем это затронуло даже страны, которые вступили в кризис с бюджетным профицитом и небольшим долгом. Хороший пример такой страны – Испания. На рынке облигаций началась паника, а европейские тяжеловесы в обмен на помощь потребовали прибегнуть к экономии.

Экономия, в свою очередь, спровоцировала еще более глубокие спады на периферии, а поскольку экономия на периферии не была скомпенсирована увеличением расходов в странах центра, то спад накрыл всю европейскую экономику. Одним из последствий стало то, что экономия привела к еще большему росту доли долга по отношению к ВВП, а не к ее снижению.

Была пара моментов, когда все это грозило привести к коллапсу в Европе, сопровождающемуся политической нестабильностью, потерей финансового доверия, долговым кризисом, банковским кризисом, что означало новую нестабильность и замкнутый круг проблем. Пока что Европейскому центральному банку удавалось предотвращать коллапс с помощью прямых и непрямых интервенций для оказания помощи странам-должникам. Однако хоть финансовую панику и удалось сдержать, лежащая в ее основе макроэкономическая ситуация продолжает ухудшаться.

Что могла сделать Европа, чтобы не допустить подобного развития событий? С самого начала кризиса критики вроде меня призывали сделать три вещи. Во-первых, ЕЦБ должен был предпринять интервенцию, чтобы стабилизировать стоимость заимствования. Во-вторых, нужна была агрессивная кредитно-денежная и бюджетная экспансия в странах центра, чтобы облегчить процесс внутренней коррекции. В-третьих, необходимо было смягчить требования экономии в отношении стран периферии, чтобы уменьшить негативные последствия для населения. Мы же получили только первый пункт, а второго и третьего не было.

При этом европейские чиновники по-прежнему отказываются признавать, что на самом деле лежит в основе всей ситуации. Они продолжают говорить о бюджетной безответственности, которая даже для Греции составляет лишь часть проблемы, а для других стран вообще не актуальна. Они продолжать трубить об успехах экономии и внутренней девальвации, используя любые предлоги: иллюзорный рост производительности в Ирландии у них превращается в доказательство эффективности внутренней девальвации; снижение ставок по облигациям вслед за интервенцией ЕЦБ объявляется оправданием экономии.

Вот в каком положении мы сейчас находимся. И трудно себе представить, что у этой истории может быть счастливый финал.

Пол Робин Кругман (Paul Robin Krugman) – американский экономист и публицист, лауреат Нобелевской премии по экономике (2008).

Источник: "Независимая газета"

Oxşar yazılar

Azərbaycanın xarici ölkələrdəki diplomatik nümayəndəlikləri twitterdə

Yeni layihə

Xarici mətbuat

Erməni politoloq: "Faciəvi günlərimiz uzaqda deyil"
31 oktyabr 2019 168.am

Erməni politoloq: "Faciəvi günlərimiz uzaqda deyil"

"Xarici işlər nazirimiz Zöhrab Mnatsakanyan erməni tərəfinin Qarabağ məsələsində nəyə nail olmaq istədiyini faktiki olaraq, BBC-yə çatdıra bilmədi". Bunu politoloq Hrant Melik-Şahnazaryan bildirib.

Davamı...
Yerevan Moskvanı şantaj edir
05 sentyabr 2019 1in.am

Yerevan Moskvanı şantaj edir

"Yerevanın Moskvaya layiqli cavabı: Rusiyada başa düşməlidirlər ki, vəziyyət dəyişib"

Davamı...